Перейти к содержанию

Путешествия

Авторизация  
  • записей
    69
  • комментарий
    381
  • просмотра
    202 862

Авторы этого блога

"Одна , но пламенная страсть" (Фрагменты книги про подводную охоту)

Авторизация  
Кокорин

2 335 просмотров

Фрагмененты из будущей книги автора С. Кокорина.

Одна, но пламенная страсть.

АВГУСТ 1969 г.Поздним октябрьским вечером 1955 года уже почти уснувший Севастополь был поднят с постели двумя мощными взрывами. В одной из бухт, находясь на внутреннем рейде, наклонясь, на правый борт, и унося за собой почти весь экипаж, шёл ко дну линейный корабль "Новороссийск"… Линкор "Новороссийск" - краса и гордость Черноморского флота, а ещё совсем недавно итальянских ВМС, был получен нашей страной по условиям репарации после окончания Второй мировой войны. Морально и физически для итальянцев это было равноценно потере, скажем, Сицилии, вместе с её морем и небом… Печальное событие происшедшее в Севастополе, как водилось в ту пору, не "сорвало шапок" центральных газет, не говоря уже об объявлении национального траура по почти тысяче человек погибших. Лишь несколько газет на последней странице (в том месте, где фамилия главного редактора), и куда заглядывают лишь самые любознательные наши сограждане, дали сообщение в несколько ничего не значащих строк…

О засекреченных результатах расследования Государственной комиссии стоит поговорить отдельно. Строго говоря, объективных данных было не так уж и много, и разделить их можно было на две категории: очевидные и невероятные. Не утомляя читателя очевидным, сразу перехожу к невероятному: диверсия, дерзко осуществлённая со стороны открытого моря. После длительных поисков доказательств этой версии удалось установить лишь следующее: действительно, незадолго до этого неустановленное судно дрейфовало в интересующем следствие квадрате вблизи территориальных вод СССР, но ни в каких противоправных акциях замечено не было.

МАЙ 1982 г.Поговаривают, что дней через десять поисков, были найдены ещё и два автономных дыхательных аппарата, причём незнакомой конструкции, и явно не отечественного производства…

Аппараты были пустыми, значит люди пришли всё-таки со стороны открытого моря, а таковыми в то время могли быть только итальянские "морские котики", заявившие о себе ещё в ходе Второй Мировой войны, и доставившие массу неприятностей нашим союзникам своей эффективной диверсионной деятельностью.

Драматические события, о которых здесь шла речь, по своей сути и привели к осознанию Главным штабом ВМФ необходимости создания собственных подобных формирований, а на начальном этапе, подводное плавание как вид спорта, необходимо было сделать массовым. И вот уже в 1958 году создаётся Федерация подводного плавания СССР, а все виды подводного спорта становятся военно-техническими.

Подводные охотники-ветераны, конечно же, помнят, что вначале, кроме длинного арбалета в руке пловца, за спиной был и акваланг…

* * *

МАЙ 1982 г.Слух о том, что Мишке родители купили АКВАЛАНГ, моментально разнёсся по двору. Мишка, пацан лет двенадцати, польщённый всеобщим вниманием, на все наши расспросы и просьбы показать АКВАЛАНГ, давал скупую и строго дозированную информацию: отец, будучи в командировке в Москве купил по большому знакомству, а о том, чтобы показать нам, не могло быть и речи, поскольку вещь "дорогая и хрупкая". Шёл 1961-й год…

Но вернусь в своём рассказе в год 1958-й. Мне было всего шесть лет отроду, и вот в этом, теперь уже таком далёком году, по только что купленному нашей семьёй телевизору показали фильм Жака Кусто "Голубой континент". Так ещё одним "инфицированным" у нас в стране стало больше: вирус подводных приключений - добрался и до меня.

Скрытое течение заболевания характеризовалось моим страстным интересом ко всему, что находится под водой и желанием научиться нырять и плавать. Поэтому все летние каникулы 1961года я "кис" в воде "диких" пляжей Днепропетровска, и к началу учебного года почувствовал, что вода стала меня "держать", а не как ещё пару месяцев назад: - "камнем на дно". И вот теперь АКВАЛАНГ!

АВГУСТ 1982 г.После долгих наших приставаний, и, думаю, опасения обвинений во вранье, Мишка продемонстрировал предмет своей гордости и нашего жгучего любопытства. "Аквалангом" на поверку оказалась жёлто-зелёная резиновая маска - телевизор приличной массы и жёсткости, алюминиевая трубка с ярко-оранжевым загубником, изогнутая по одному только конструктору ведомой траектории, и ласты, напоминавшие хвост огромной рыбы. Как в действительности эти предметы называются, М.Володарский (т.е. Мишка), узнал, оказывается только сейчас. Вот здесь-то и дали знать о себе телеуроки месье Кусто: для меня они обернулись хотя и хилыми, но знаниями, а для нашего более взрослого приятеля некоторым конфузом.

Хотя и оказался АКВАЛАНГ обычным комплектом №1 (это я узнал уже позже), всё же радость встречи с настоящим водолазным снаряжением была несравнимо большей, чем некоторое моё разочарование.

В следующем году маску, ласты, (и не только на ноги, но и на руки), дыхательную трубку уже можно было купить и у нас в городе. Причём, ласты для рук и трубки пылились на витринах спортивных магазинов, а вот маски и привычные сейчас ласты для ног, раскупались практически мгновенно. А объяснялось, по-моему, всё очень просто: - Маска у Ихтиандра была? Была! А ласты, какие продавали недавно, были? Были! Так, идём, дальше… Трубки у него не было, я точно помню, а нафига ему трубка: только морока с ней, да и захлебнуться с ней в два счёта, я пробовал. И вообще, если бы не ласты на руках у Ихтиандра, то ни в жизни ему не попасться проклятому Дону Педро… Приблизительно так выглядели наши разговоры о ещё непознанном, но как нам казалось, таком близком и доступном подводном мире фильма "Человек- амфибия".

АВГУСТ 1983 г.Романтика начала 60-х!.. Первые полёты человека в космос и начало комплексного изучения дна мирового океана. Ещё вчерашняя фантастика,- сегодня воплощённая реальность. Батискаф "Триест" с итальянцем Пикаром достиг дна глубочайшей впадины на дне мирового океана, новые фильмы "отца" акваланга, неутомимого исследователя, романтика, человека, до самозабвения влюблённого в водную стихию, француза Кусто. Фантастические, гипнотизирующие своей нереальностью подводные ландшафты и диковинный животный мир, населяющий глубины не только далёких экзотических морей, но и наших: Чёрного и Азовского, не давали покоя душе в период между отпусками родителей. В такое "межсезонье" я и стал заниматься спортивным плаванием в зимнем бассейне. И произошло это, как мне кажется, скорее всего, подсознательно, чем осознанно. Значит, есть в нашей жизни то, что ведёт нас по ней, чего мы ещё не знаем, и называем одним словом: "судьба"…

Быть с водой на "ты", но при этом относиться к ней с большим уважением, даже умея отлично плавать, - этому меня научил бассейн. А как результат, - чёткое представление из чего складывается экстремальная ситуация, в которой может оказаться любой человек, но лишь с одной только разницей: у подводного охотника шансов оказаться в такой ситуации значительно больше…

Явный "перехлёст" отечественной индустрии, - ласты для рук, сменил "хит" сезона 1966 года: нечто похожее на хорошо знакомые ныне ласты "Дельфин", только с открытой пяткой. Их счастливым обладателем вместе с новенькими дыхательной трубкой и маской стал и юный в ту пору автор этих строк. Наша дворовая братия в оценке моего приобретения была единодушна: - Ласты что надо! И ещё всех очень впечатлило отсутствие регулируемого пяточного ремня (нечему будет расстёгиваться), следовательно, слёз "акванавтов" и вздохов их родителей "по безвременно ушедшему от нас"… одного, а иногда и пары ластов, станет меньше. Как часто, позже, "утюжа" дно, мне и самому приходилось находить "виновников трагедий"! К большой радости мальчишек и с помощью умелых рук взрослых, эти "артефакты" зачастую обретали свою вторую жизнь, продолжая кому-то дарить ОТКРЫТИЕ.

* * *

МАЙ 1986 г.…В поднятой телефонной трубке я услышал заговорщицки произнесенным голосом только одно слово: - Зайди!.. Звонил мой приятель, сосед по дому и ровесник Виктор Охрименко. Дверь он открыл, держа в руках настоящее подводное ружьё. И какое мужское сердце не забьётся чаще при виде оружия! А если разок из него ещё и выстрелить!.. Виктор как будто прочёл мои мысли и великодушно позволил "разок пульнуть" в сделанную им мишень, представлявшую собой лист из ученической тетради с коряво нарисованной на нём рыбой, и приколотым к подушке булавками.

По количеству перьев, валявшихся на полу, можно было предположить, что "испытания" ружья длились уже не один час, и "боец" решил взять "тайм - аут" по причине усталости и желания поделиться хоть с кем-то своей радостью.

Ружьё заряжалось со страшным усилием и ужасным скрежетом пружины, вдобавок ко всему издавая при выстреле лязгающий звук ударявшего в надульник поршня. Но кто из нас двоих тогда обращал на это внимание! Главное - это стремительный полёт гарпуна точно в цель, не оставлявший нарисованной рыбе никаких шансов увидеться со своими родственниками. Несколько огорчало только одно обстоятельство: всё-таки тяжело было заряжать, даже для наших тренированных рук. Тем не менее, Виктор был просто воодушевлён результатами проведенных испытаний, а я, признаюсь, испытывал скепсис, и объясню почему. Кроме нашего обоюдного увлечения спортом, я - плаванием, он - греблей, мы ещё страстно любили рыбалку, и в возможность добычи рыбы совершенно иным способом, а не "проверенными" удочкой и донками, мне верилось с трудом. Как сказали бы сейчас - "инерционность мышления"… Хотя, посещая свои заветные рыбацкие места в плавнях живописной и тихой реки Самары (левый приток Днепра), тогда ещё с прозрачной даже жарким летом водой, и часто совершая "набеги" на раков в "полных комплектах", мы уже чуточку научились, на мой взгляд, главному, а именно: видеть под водой. Я и сейчас ставлю это умение, особенно для начинающих заниматься подводной охотой, на первое место. А умение находить нужный объект, и точно стрелять, обязательно последуют вслед за этим. Эта триада и составляет, на мой взгляд, понятие умение работать под водой, и чему, будучи совсем юными, мы только начинали учиться.

* * *

Всем телом дрожа от холода и возбуждения, не вынув загубник изо рта, и при этом, сдабривая свой рассказ словами, хорошо известными многим, но до неузнаваемости, искажёнными дыхательной трубкой, Виктор, наконец, подошёл к главному. Разведя руки на расстояние, которое на его взгляд точно характеризовало щуку, по которой он только что "промазал", Виктор, стуча зубами, произнёс: - Серёга, срочно покупай ружьё! Рыба - не пуганная и ружья совсем не боится…

Всегда понимавшая, а зачастую отказывавшая в чём-то себе ради меня моя мама, конечно же, выделила из скромного семейного бюджета необходимую сумму на покупку не совсем ей понятной игрушки для своего пятнадцатилетнего сына. Ружья пружинного боя (как у Виктора) в продаже не было, и пришлось брать то, что "давали": ружьё резинового боя Р-1, как его ещё называли "арбалет", или "резинка", киевского производства.

Немного огорчившись этим фактом, сразу же нашёл для себя и утешение: резиновых тяг в продаже полно, если будут рваться или ослабевать,- заменю. Сделав это умозаключение, даже не догадываясь о том, на сколько оно окажется пророческим, и, привязав линь, стал готовиться к завтрашней поездке, теперь уже на подводную охоту.

Два часа пассажирским теплоходом сначала вниз по Днепру, а потом вверх по устью Самары, и мы на нашем месте,- сосновом лесу в районе села Новосёловка. Камышовые заросли на противоположном берегу реки, образующие многочисленные бухты, заливы и протоки, богатая подводная растительность, небольшие глубины, и видимость под водой, достигающая местами четырёх метров, - были настоящим "раем" для самой разнообразной рыбы.

Опустившись под воду, возникает ощущение огромного аквариума с почти неподвижно стоящими у стены из камыша пятнистыми щуками, снующими у его корневищ краснопёрками и плотвой, отдыхающими у самого дна полосатыми окунями, неторопливо выплывающими из густых зарослей упитанными линями, и беспечной, просто радующейся жизни разной рыбьей мелочью. Но как бывает чаще всего у начинающих, первые выстрелы принесли и первые разочарования. Начиная с "нуля" и в отсутствии не только опытного учителя, но и практически какой-либо литературы по технике и тактике подводной охоты, даже оснащённый тройником гарпун не хотел поражать цель. Неудачи преследовали и моего приятеля Виктора, хотя на его счету и была уже небольшая щучка. В очередной раз, возвращаясь к берегу без единого трофея, и размышляя про себя, что "не моё, дескать, всё это, и пора снова браться за удочки", неожиданно выстрелом навскидку загарпунил густеру размером с детскую ладошку. Этот первый удачный выстрел в июле 1967 года стал последним и решающим для меня аргументом в споре между подводной охотой и рыбной ловлей. К своей же первой любви, - рыбалке, которую люблю и поныне, но уже в качестве болельщика, не смотря на все попытки, так больше и не смог вернуться. И наоборот: многие из моих сверстников, и более старших товарищей,- заядлых рыболовов, попавшихся на "эффекте домино", и даже купивших себе не только ружьё, но и ласты, маску, трубку, столкнувшись с первыми трудностями и неудачами, очень быстро охладевали, и возвращались опять к привычным для них занятиям, в том числе, и к обычной рыбалке. Таким образом, эпидемия новым увлечением была массовой, но многие заболевшие, довольно быстро выздоравливали.

Что касается многочисленных рыбаков, облюбовавших берега и плавни тогда ещё богатой рыбой Самары, то они вообще считали нас, - молодых представителей только что нарождавшегося племени подводных охотников нашего города, как минимум - ненормальными, как максимум - злейшими своими врагами, только то и делающими, что распугивающими рыбу и всё живое вокруг. Дикие вопли, сопровождавшиеся отборным матом и проклятиями в наш адрес, по-видимому, сильно мешали их мыслительному процессу. В противном случае они бы сообразили, что цели и задачи у нас общие, разница только в методике. И, конечно же, в успехе своего дела мы заинтересованы никак не меньше, чем они. Гнев конкурирующей фирмы сменялся на вежливую просьбу лишь в тех случаях, когда требовалось отцепить намертво зацепившуюся на дне блесну, или отыскать случайно упавшие с лодки в воду снасти, что мы, впрочем, охотно и делали.

Признать же нас полноправными участниками «процесса», по-видимому, им мешал обычный человеческий эгоизм, замешанный на консерватизме системы, воспитавшей, в том числе и меня. В качестве иллюстрации приведу лишь один факт. С появлением первых серийных пневматических РПО-2 в 1969 году, я ещё двенадцать лет (!) основным для себя считал проверенный в «боях и схватках» со щуками, окунями, зеленушками, кефалью, ласкирём и прочими представителями фауны наших пресных и солёных вод, арбалет Р-1, а вторым номером – 250 мм пороховой пистолет кустарного производства, предназначенный для ведения «боевых действий» против крупной рыбы в непролазном камыше, густой водной растительности, и в завалах. Поскольку после практически бесшумного выстрела из этого изделия, самая «бронированная» в ту пору рыба наших вод - сазан, (белого амура тогда ещё не было), «склеивал плавники», независимо от места попадания гарпуна, то и вывод для меня был очевидным: - от добра, добра не ищут! А что касается низкой точности стрельбы у пистолета, то ещё ни один умник в мире не решил эту проблему для короткого ствола… - утешал я себя. Авианосец из него, конечно же, не «взять», а вот килограмм восемьдесят живого веса вместе с усами, даже более чем реально!

Но два обстоятельства, последовавшие одно за другим, круто изменили моё отношение к пороховому оружию.

Однажды, открыв очередной номер альманаха «Спортсмен – подводник» узнаю то, к чему давно морально был готов. Решением ФПП из списка разрешённых к повсеместному использованию видов подводного оружия исключено всё оружие, не требующее при зарядке мышечных усилий подводника. Особый акцент делается на виде оружия автора этих строк. По понятным причинам, не вдаваясь в техническое описание своего пистолета, скажу лишь следующее. Боевой заряд состоял из капсюля типа «Жевело», запрессовываемого специальным приспособлением в гильзу, и засыпаемого в неё бездымного пороха. В снаряжённый патрон ставился войлочный пыж, и всё это герметизировалось. После выстрела гарпун выталкивался водой, сжатой пороховыми газами. В моей практике было несколько случаев, когда после явного промаха, рыба поражалась не гарпуном, а невидимым для глаза гидроударом. Думаю, что некоторым из вас, уважаемые коллеги, иногда приходилось тоже встречаться с подобным явлением при охоте с мощными пневматическими и гидропневматическими ружьями.

Второе, более весомое обстоятельство, - это то, что в одной из поездок, пистолет дал самопроизвольный выстрел. В пылу азарта я сделал то, чего никогда ранее не делал: не разрядив оружие,(!) в таком виде положил его в пакет стволом вверх,(!) и, не переодеваясь, пошёл вдоль берега в поисках нового места охоты. А далее идут события, о которых до этого никогда не рассказывал ни жене, ни сыну. Спокойно иду, подыскивая место, как вдруг раздаётся выстрел, свист возле уха пролетающего гарпуна, и хлёсткий удар линём по лицу. Что произошло, понял сразу, а вот чем это могло закончиться, только через несколько минут, немного отойдя от полученного шока.

На этом мой консерватизм во взглядах и скепсис в отношении сжатого воздуха, запираемого в ружье «кучей» резиновых уплотнителей, полностью развеялись. Взяв у Виктора в аренду на несколько охот РПС – 3, в целом гидропневматом остался доволен. Строго говоря, - это изобретение второй половины 70-х годов свердловских подводников, на мой взгляд, государство просто позаимствовало, (подозреваю не заплатив), да ещё при этом максимально постаралось сэкономить на стоимости применяемых в производстве материалов. Заменяя титан (в оригинале), на пластик, а нержавеющую сталь на алюминий (в серийном производстве), получаем в результате головную боль у пользователя. За время тестирования этого ружья один сом в пределах 4 - 5 кг у меня легко сошёл из-за отсутствия флажка на наконечнике, а второй, крупнее, килограмм на шесть, с лёгкостью продев пластмассовую скользящую втулку через хвостовик гарпуна, ушёл вместе с гарпуном. Жалко раненую рыбу (лучше бы промахнулся!), неудобно перед приятелем за утерянный гарпун, тем более что это ружьё тоже не его. Оказывается, ему дали его протестировать, но всё руки не доходили… Одним словом, кое-как вышли из щекотливой ситуации, но свой выбор я остановил на более простом и неприхотливом в эксплуатации пневматическом РПО – 2.

Отладив спусковой механизм, и сняв кожух, прикрывавший спусковую тягу, сделал ружьё более маневренным. «Мёртвую» привязку гарпуна к надульнику, заменил на быстросъёмную, которая, на мой взгляд, более оправдана в ружьях с передней фиксацией гарпуна. Заодно заменил и линь на более прочный. Бездарно изготовленные наконечники заменил своими, большего диаметра ( 11 мм , вместо 10мм) и четырёхгранной заточкой. Пришлось заменить и заводской флажок на свой, более длинный. Этим пока решил ограничиться. Все недостатки, как, впрочем, и достоинства снаряжения можно выяснить только в процессе его эксплуатации, а это в ближайшие дни мне и предстояло сделать.

* * *

Самара встретила сонной гладью воды, лишь изредка нарушаемой всплесками охотящейся щуки и фейерверком выпрыгивающей из воды молодёжи, преследуемой шустрыми окуньками. Один настолько увлёкся погоней за завтраком, что бедняга, выскочил на мель. Лежит полностью беспомощный, сил только и хватает на то, чтобы судорожно ловить жабрами «несъедобный» воздух. На секунду, отвлекаюсь от переодевания, помогаю «коллеге» сняться с мели. Плыви, пытай своё окунёвое счастье, охотник, а то, так и умрёшь голодным…

Пёстрый дятел, до этого самозабвенно долбивший сосну, и вначале полностью проигнорировавший моё появление на берегу, прекращает своё занятие, изредка поглядывает на меня, пытаясь понять, что будет дальше делать этот необычный человек?

Вещи поручаю сторожить ему, (вокруг ни души), а сам тихо захожу в воду по шею, чтобы предварительно обжаться. Несколько взмахов ластами, и лёжка на трёхметровой глубине заканчивает сложный процесс обжима «Чайки». Видимость метра два, ничего интересного, кроме «зачётных» раков. Но есть надежда, что под камышом прозрачность воды будет выше. Раки подождут, - это только им и мне на пользу (больше вырастут), тем более что и складывать их некуда.

Для начала, без единого всплеска, даже не нырнув, а, просто погрузившись метра на три, проверяю завал, состоящий из нескольких брёвен, соединённых между собой, и прибитыми к ним досками, служивший долгое время рыбакам пирсом, а ныне покоящийся в толще воды, и густо обросший ракушками. Вот и первый сюрприз! Рядом с завалом видны три неподвижных силуэта. Подкравшись поближе, безошибочно определяю: сазаны 2,5 – 3 кг. Не гиганты, конечно, но один из моих любимейших объектов охоты. Вытянувшись в струну, и уже готовясь произвести выстрел, вижу, как стая неторопливо уходит с линии огня за завал, и полностью скрывается из виду. Не раздумывая ни секунды, скорее рефлекторно, чем осознанно, отчаянно пытаюсь преследовать их, хотя в голове вертится: - это конец, ушли! Собираясь на поверхность, вдруг замечаю те же силуэты, но теперь уже находящиеся на той позиции, с которой я пытался выстрелить. Получилась как бы карусель, на которой нахожусь я и рыбы, а в центре висящий в толще воды завал, который надёжно прикрывает их от выстрела. Вторая моя попытка выстрелить закончилась тем же результатом, что и первая: - завидев меня, рыбы уходят за завал, я за ними, … и опять остаюсь «в дураках».

В очередной раз, глотнув воздуха, решаю оставить на время сазанов в покое. Похоже, чувствуя свою неуязвимость, стая уходить, не собирается. Отплыв к ближайшим камышам и стоя по пояс в воде, стал лихорадочно обдумывать дальнейший план своих действий.

План А (злой и радикальный). Суть плана: выгнать всю стаю из укрытия, и попытаться выстрелом вдогонку, хоть одному хитрюге, но отомстить. Контраргумент: да, но поэтому они и в стае, чтобы было, потом легче разбегаться в случае явной опасности! Боюсь, что мои глаза разбегутся ещё быстрее! Вдобавок ко всему, довольно низкая маневренность моего, более поздней модификации РПО – 2. Интуитивно чувствую, что решение где-то рядом, но где? И вдруг меня осенило!

План Б (хитрый, коварный, и как выяснилось позже, беспощадный). Не излагая сути плана, сразу перехожу к описанию дальнейших событий. На длинном нырке подхожу к завалу. Признаюсь честно, мало надежд было на то, что снова увижу стаю. Но оказалось, все участники «шоу» на месте. Далее, всем своим поведением показываю стае, что я собираюсь их преследовать, как уже делал это два раза до этого. Сазаны с «пониманием» относятся к моим манёврам, и начинают своё движение вокруг завала.

На этот раз я не ломлюсь за ними, а остаюсь на месте, и лишь терпеливо ожидаю их появления как бы из-за «угла». В голове одна мысль: - только бы хватило воздуха! Несколько секунд ожидания кажутся вечностью, а подленькая мыслишка ехидно сверлит мозги: - ошибся, ошибся, всплывай, хватит, хватит себя мучить…

И вот, наконец, появляется первый из сазанов. Встреча со мной, судя по его поведению, - полная неожиданность. Попытка изменить направление своего движения, заканчивается медленно кружащейся и падающей на песчано-илистое дно крупной чешуёй, и приятным ощущением натянутого линя.

Взяв трофей линём «под уздцы» ухожу к стене камыша, и там спокойно пересаживаю на кукан. Второго сазана беру точно так же, с той лишь разницей, что на этот раз рыбы вели себя более нервно. Пересадив и его, прикидываю, килограмм пять будет. Может быть хватит? Чувствую, от пережитого начинает слегка потряхивать. Выделившийся в кровь адреналин начинает своё действие… Какое-то время стою в раздумьях, машинально поглаживая изредка трепещущуюся то одну, то другую рыбу, решаю: - Всё! Азарт победил! Заряжаю ружьё.

Третий сазан, завидевши меня, не стал повторять ранее допущенных стаей ошибок, а, сделав рывок в сторону от завала, попытался скрыться в островке низкорослой травы,… но уже почти у самого дна, его настиг гарпун…

Что удерживало рыбу на одном месте так долго, - однозначный ответ дать сложно. На мой взгляд, - это была и их столовая, с чем-то очень вкусненьким, и проверенное, надёжное убежище, и, по-видимому, какой-то жизненный опыт, им подсказывал, что находиться в стае для них будет безопаснее.

Вернувшись домой, я ещё долго находился под впечатлением от пережитого. Жена не переставала удивляться моей находчивости, а наш четырёхлетний сын постоянно спрашивал у мамы, почему папа всё время бегает вокруг стола, машет руками, и называет сазанов собаками?

Позже выяснилось, что общий вес «собак» оказался чуть больше 7,5 кг

* * *

Понедельник, как всегда начался с традиционного, и всем уже привычного «трёпа» о «разном», и «по интересам». Народ живо обменивался впечатлениями о прошедших выходных. В этом, своего рода ритуале, принимал участие и я с одним из сослуживцев, Николаем Петровичем Л. - рыбаком с многолетним опытом и знатоком многих рыбных мест на Днепре. Из вначале вполне серьёзно начавшегося разговора, узнаю, что вчера во время лещевой рыбалки, чуть ли не под самым днищем его лодки, стая жерехов затеяла охоту, да ещё такую, что «вода кипела». Ну, а дальше, судить вам, уважаемый читатель… Стилистику его рассказа с незначительными литературными правками сохраняю. - Увидев этот «шурум-бурум», я, - продолжал он, быстро сматываю свои донки, чтобы попробовать их взять спиннингом. При этом настолько быстро и виртуозно, предполагаю я,… что в спешке роняю спиннинг за борт, - не обращая на меня внимания, продолжает рассказчик. Блин, пытаясь его спасти, наступаю одной ногой на рассыпавшихся на дне лодки червей, а второй, на дремлющего Эрика, и под его визг, находясь в таком положении, (показывает), сам чуть не лечу в воду…

- А жерехи, залюбовавшись тобой, таким прекрасным в своём благородном порыве спасти личное имущество, забыли про охоту, - подхватываю я, - и в порядке компенсации причинённого материального ущерба, сами начали прыгать в лодку к несчастному Эрику? Под дружный хохот всегда имеющихся в таких случаях свидетелях, приступаем к работе.

(Примечание: Эрик – кокер спаниель рассказчика. Милый и добрый пёс. Позу, принятую рассказчиком, нельзя считать оптимальной при забрасывании спиннинга ).

* * *

Ближе к концу рабочей недели, этот беззлобный разговор, получил своё неожиданное продолжение. Услышав у себя за спиной голос нашего героя, я, оторвавшись от дел, приготовился слушать.

- Слушай, Серёга! А не поискать ли нам вместе на выходных мой спиннинг?

В поездку я собирался с тяжёлым сердцем… Чем иногда заканчивается охота в «рыбном месте» по мнению, и в присутствии «сухопутных болельщиков», людей далёких не только от подводной охоты, но даже рыбной ловли,- знал из собственного опыта. Чего греха таить! Иногда мой выход из воды с девственно пустым куканом, «непосвящёнными в таинства», расценивался, чуть ли не личным оскорблением в свой адрес. Приходилось глупо отшучиваться: - Зато рыбке больно не сделал… Короче говоря, - даже вспоминать противно!

Петрович в разряд «болельщиков» не попадал, а был асом в рыбной ловле, к тому же ещё и нашим сотрудником. Поэтому неизбежные в таких случаях «разборки полётов» по понедельникам, пусть даже и без последующих «оргвыводов», радовали меня мало.

Библейская Голгофа, в окрестностях которой мне предстояло «нести свой крест», показалась впереди по ходу движения «Прогресса», и представляла собой вовсе не гору, а остров посредине Днепра, весь утопающий в зелени.

– Подъезжаем! стараясь перекричать шум работающего двигателя и лай Эрика, радостно сообщил Петрович.

Найти место неудачно закончившейся неделю назад рыбалки, ему особых хлопот не доставило. Осмотревшись по сторонам, Петрович широким жестом, как бы приглашая невидимых гостей к столу, показал: - Здесь!

Готовясь к погружению, признаюсь, думал лишь о том, в какой пропорции распределить общее время моей «КАЗНИ», на время поисков спиннинга, и собственно время охоты, а правильнее сказать, изучение акватории. По-видимому, заметив по моему сосредоточенному лицу, что я о чём-то всё время думаю, и, истолковав это по-своему, Петрович неожиданно обратился ко мне:

- Подожди, давай-ка, я тебя привяжу, на всякий случай!.. Прекрасно понимая, о чём он решил позаботиться, прикидываюсь идиотом…

- Это, чтобы я не сбежал?

- Ну,… сам знаешь, время сейчас какое… Подхватил он привычный тон беседы.

- Тоде паньству до видзенья!, и моя голова скрылась под водой…

* * *

Видимость так-себе, первая мысль, которая сразу же пришла в голову. Вытянув вперёд руки, не спеша, но, постепенно прибавляя, начал плавно «давить на акселератор», стараясь, как можно быстрее пройти поверхностные слои. Показалось дно, видимость значительно лучше, но сумеречно. Всё вокруг как будто вымерло, вездесущих бычков, и тех не видно. Пройдя несколько метров по течению, которое на глубине ощущалось сильнее, чем на поверхности, вижу лежащую на фоне тёмного дна светлую спиннинговую катушку, которая совсем не способствовала маскировке «утопленника». Не беру, а хватаю спиннинг за рукоятку, (вроде бы у него есть шансы сбежать), поднимаю над головой, одновременно, пытаюсь встать на обе ноги… Нет, не получается… Прекращаю выпендривться, не жалея перчаток, отталкиваюсь рукой от дна, покрытого ковром из ракушек, и начинаю всплытие. Глубина вполне рабочая, не более шести метров. В такой последовательности и появляемся на поверхности: сначала спиннинг, потом я. Подплывая к лодке, слышу любимую поговорку Петровича: - Да-а-а, мастерство не пропьёшь… Притворяясь, что не расслышал, одной рукой держась за борт катера, а другой передавая ему спиннинг, начинаю «юродствовать»: - А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее!..

В прекрасном настроении, (50% «задания Родины с честью выполнено!»), начинаю подумывать о скромном ордене за выполнение оставшегося задания. Для этого используя метод активного поиска признаков жизни подводных обитателей, прохожу длинную песчаную косу, которая тянется почти от самого острова вниз по течению метров на сто. Глубины от метра в самом начале косы, до трёх, - в её конце. По всей длине косы справа, свал на глубину от четырёх до восьми метров, а слева, - лагуна с глубиной до трёх метров. Изумрудная водная растительность и практически полное отсутствие течения на косе и в лагуне, (прикрывает остров), служат местом пристанища многих видов рыб. Свал на глубину оценил как мрачноватый, но, безусловно, интересный в плане захода с фарватера всевозможных «хвостатых сюрпризов». Только подумал: - эх, к этому «оазису», да ещё и видимости метра три, как «жаба» под 7мм Picasso начала стонать: - мало просишь, проси восемь…

Эх, «жаба»! Кто же тебе в средине июня, да ещё в городской черте Днепропетровска больше двух метров даст…

Опутавшая меня сеть зависти к жителям Сейшельских островов по поводу прозрачности воды в их океане, как не странно, позволила оперативно отреагировать на одинокого леща, поднимавшегося с большой скоростью с глубины свала. Лещ – проворная и осторожная рыба, как правило, ведущая стайный образ жизни, не ожидая меня увидеть в толще воды, попытался увернуться, но из-за высокой скорости, начал свой манёвр буквально в метре от наконечника. Выстрелив от неожиданности как-то неуверенно, всё же успел заметить, что не промахнулся, и гарпун попал в цель.

Нырнув за гарпуном с нанизанным на нём неподвижным от шока крупным лещом, успокоился полностью. Буква «Т» полностью раскрывшихся флажков, радовала глаз своей скромной строгостью. Не продевая рыбу через гарпун на линь, т.к. знаю из личного опыта, какой «кошмар» может потом случиться, - насаживаю на кукан. Не очень удобно, но, считаю, оправданно в случаях с крупной рыбой. Только после того, как рыба надёжно нанизана на кукан, полностью продеваю гарпун и отстёгиваю линь, продевая его последним, через вяло шевелящегося леща.

Похоже, на время, потеряв рассудок, скромно констатирую: приблизительно 4 кг! Петрович от зависти специально опять что-нибудь утопит, а потом будет приставать с «доставаниями». Чувствуя, что начинаются опасные симптомы, (был моложе, - начинали преследовать популярные шлягеры), пытаюсь идентифицировать нужный мне «Прогресс». Так и не разобравшись в ситуации, «поковылял» прямо на «эскадру» маломерных судов «днепровской флотилии»…

По дороге «домой» в лагуне взял «приличных» щуку и карася. Щуку (3,45кг) заметил боковым зрением, когда она начала только входить в сектор обстрела, пытаясь описать предо мной широкую дугу. Стрелял, почти касаясь стволом левого плеча.

Карась (1,3 кг), заметив, а скорее почувствовав меня, спрятался в траве. Прикинув место, где он предположительно мог находиться, выстрелом наугад подтвердил свои предположения.

Возвращались домой с настроением, - всё удалось!.. Немного устали, но это была та приятная усталость, которая возникает только от любимой работы, любимого тобой дела. Петрович в очередной раз рассказывает мне историю создания своего спиннинга, я делаю вид, что слушаю. Оживляюсь, лишь услышав обрывок его восклицания:… - Ты же помнишь, сколько труда мне стоило… - Выклянчить его у Сабанеева?, - ехидно спрашиваю я. Он не обижается, ведь мы не только приятели, но и полтора раза коллеги…

Взвесив дома леща – тяжеловеса, я удивился. Величиной с чайный поднос, он весил 2 кг 350 г. Наваждение, да и только!

ПОЯСНЕНИЕ АВТОРА. Говоря о видовом составе, массе, количестве трофеев, а также условиях охоты и применяемом подводном оружии, автор использует личный дневник, первая запись в котором датируется 17. 07. 1967 г.


* * *

- Похоже, «дали воду»… До этого сонная и почти неподвижная широкая водная гладь между Днепродзержинском и Запорожьем, ограниченная двумя ГЭС, постепенно начала приходить в движение…
Одно из «рукотворных морей» днепровского каскада гидроэлектростанций, - Днепровское водохранилище, на некоторое время соединилось с Каховским водохранилищем. На сленге рыбаков и подводных охотников, населяющих берега Днепра ниже Киева, « дали воду», - это значит, что появилось течение, приносящее кислород и пищу рыбе, а человеку дающее шанс на успех.
Проплавав около трёх часов в поисках судака, и имея на кукане более чем скромные трофеи: небольшую щучку и пару карасей, а на берегу, находящегося в обеспечении, и томящегося в ожидании погружения и результатов «разведки», сына, без энтузиазма поворачиваю к берегу. Обратный путь к острову, на котором находится наша стоянка, с учётом нового фактора, - встречного течения, займёт минут двадцать, – двадцать пять, может что-нибудь и встречу более достойное…
Осада древней Трои выглядит мелким шантажом троянцев греками, по сравнению с тем, что пришлось выдержать мне, отражая атаки моего сына Владимира, страстно желавшего стать подводным охотником. Не будучи до конца уверенным в том, что это не сиюминутный порыв, не очередная блажь моего уже взрослого ребёнка, и представляя всю серьёзность и опасность нового для него увлечения, долго уходил от положительного ответа.
Первая брешь в моей обороне появилась с образованием «коалиции мама – сын», а вторая, с недвусмысленной угрозой жены: - «раз ты такой, - мы сами купим»!..
Моя «боевая подруга», искренний болельщик и жена, треть века, наблюдающая за моей «неизлечимой болезнью», сделать такое заявление, имела полное право. Представив, как от щедрот душевных она обует сына в «карбон», не жадничая, купил всё необходимое сам, исходя из его физической подготовки и конкретных условий мест, где нам предстоит охотиться.
На мой взгляд, охота в Днепре и интересна, и увлекательна, и экстремальна. Вместе с тем, она требует и значительно большего уровня подготовки подводника. Это не только снаряжение (что само по себе очень важно), но и опыт, и физическая подготовка, и знание условий того или иного участка реки. Поэтому для «боевого крещения» сына сознательно были выбраны днепровские заливы и акватории островов с небольшими (до 4 м) глубинами. Хотя чего греха таить, - всё равно боялся. Даже разряд по плаванию «инфицированного» мало успокаивал…
Уверен, что у коллег-подводников, есть десятки примеров, к сожалению, только подтверждающих мои опасения…
…Преодолев метров пятьдесят против усиливавшегося с каждой минутой течения, вышел на двухметровую отмель с густыми зарослями водорослей. Охотясь в Днепре в весенне-осенний сезон, всегда пользуюсь одной природной подсказкой, помогающей мне начинать отсчёт глубины погружения: водоросли никогда не растут на глубине более трёх метров. Главная причина этого феномена - недостаточная освещённость, которая в свою очередь обусловлена низкой прозрачностью днепровских вод.
…Очень давно, сделав для себя правилом, со временем ставшим привычкой: - не спеши разряжать ружьё, если находишься даже совсем близко от берега, живи надеждой на успех вплоть до выхода из воды, - был неожиданно вознаграждён. В метрах тридцати от берега подвергся атаке «стандартного» (1,3 кг), для наших вод леща. Лещ, на максимально доступной ему скорости мчался прямо на меня, и чуть не ударившись о резиновую накладку на груди гидрокостюма, был сражён гарпуном. – Бешеные они нынче какие-то! Снова одиночка, и снова мчится «сломя голову», не разбирая дороги, - думал я, пересаживая рыбу на кукан. Неужели где-то рядом «матёрый волчара - пастух» бродит?..

* * *

Помогая Володьке надеть гидрокостюм и стараясь не выдать своего волнения от предстоящего ему погружения, бодрым голосом докладываю обстановку и провожу инструктаж.
- Начался интенсивный сброс воды, появилось довольно сильное течение. Чтобы не «порадовать» маму своим появлением дома в одном гидрокостюме, а меня не доконать полностью, не вздумай лезть на фарватер, - рыба уже начала появляться и ближе…
Ну, а если, не дай Бог, «понесёт», - бросай всё, что мешает плыть и держаться на воде. Не жалей грузовой пояс и ружьё, - жизнь дороже! Попытайся брассом подойти к ближайшему берегу, там течение слабее. В любом случае старайся не паниковать, а попытайся привлечь к себе внимание, тех же лодочников, например. Костюм долго не даст тебе замёрзнуть, да и на плаву позволяет хорошо держаться…
В общем, с Богом!..
На лодке к берегу подплыл рыбак. После взаимных приветствий, и обмена комплиментами в адрес друг друга по поводу его улова и моих трофеев, оба пришли к мысли, поражающей своей глубиной: оказывается, раньше, рыбы в Днепре было значительно больше… Сошлись на том, что ему на уху, а мне даже на «двойную», хватит. Чувствую, что мужик соскучился, сидя не один час наедине со своими удочками, хочется поговорить. Я тоже не против: - люблю разговоры «за жизнь» в неформальной обстановке.
- А это ваш друг там плавает? Я его сначала за сома принял!.. (Предупреждал же сына, не крутись возле лодок! Представляю, сколько «прекрасных русских слов» было сказано друг другу!)
- Сын… - ответил я, и чтобы перевести разговор в несколько иную плоскость, неожиданно для себя «выдал»:
- Знаете, каких сомов «таскает»! Я просто удивляюсь, и где он их только находит…
- Молодец… - задумчиво похвалил Вовку рыбак. – А вы как? Получается?..
- Да так… По-разному… - уклончиво ответил я, решив уйти от описания своих приключений.
Из личного горького опыта зная, что следующий вопрос будет об оружии с непременной просьбой «дать посмотреть», мысленно готовлюсь к интервью.
…Как все-таки прекрасно, друзья, когда человек прослушав «лекцию» о том, как и почему данное пневматическое ружьё стреляет, а по одной из многих его характеристик является ещё и безрасходным, просто молча кивает, и задаёт вопросы, на которые с удовольствием отвечаешь и не можешь остановиться! Значительно хуже, когда у слушателя возникают вопросы типа: - а на сколько выстрелов хватает одной закачки ружья?, или того хуже: - а вы сами баллончики сжатым воздухом заправляете, или покупаете в магазине?..
Упаси вас Бог сказать, чтобы отвязаться от слишком «любознательного», что «баллончики» вы «покупаете». Непременно последует деловой вопрос: - перебои в торговле часто бывают?
В таких случаях, видя моё лицо, на помощь спешит сын. Молча, отведя назад поршень, прикрыв ладонью впускное отверстие, и давя при этом со всей дури на шток насоса, парень доходчиво пытается объяснить то, что уже так давно понятно нам с вами…
- Папа, помоги!!! Крик о помощи, доносившийся почти рядом, у самого берега, как из катапульты забросил меня в воду. Не имея возможности видеть сына из-за нависших над водой кустов, из многих версий, калейдоскопом пронёсшихся в голове, наиболее вероятной была, - произошёл самострел. За считанные секунды, преодолев, вплавь метров двадцать вдоль берега, я увидел сына. Будучи готовым к самому жёсткому варианту развития событий, но увидев, что произошло в действительности, я заорал не помня себя, даже перекричав при этом продолжавшего взывать о помощи…
- Не держись за гарпун, брось его!!!
Вовка, вцепившись в гарпун с бьющимся на нём сомом, и не желая расставаться с ним, давал крупной рыбе дополнительную точку опоры. Попытка свободной рукой взять под жабры отчаянно сопротивляющуюся рыбу привела к тому, что сом, в последний раз рванувшись, наконец, освободился от гарпуна…
Далее, события до этого развивавшиеся вполне логично, приняли почти фантастический оборот. Вместо того чтобы уйти на глубину, раненая и уставшая рыба пошла к каменистому берегу, и, уткнувшись в него, замерла. Те пару метров, которые отделяли теперь уже меня от сома, я преодолел в полёте. Свалившись на рыбу всем телом, прижав скользкого сома к себе, не очень уверенно, но сумел схватить его двумя пальцами за межжаберную перегородку. Понимая, что если рыба сделает хотя бы одно резкое движение, то не удержу, спрашиваю у подоспевшего на помощь Вовки: - ну и долго я так буду его держать на «честном слове»? Сын растерянно молчал, не успев до конца осознать всего случившегося за такой короткий промежуток времени.
Упустить обречённую на мучительную смерть рыбу, для меня было самым ужасным в этой истории. Рискнуть, и позволить сыну пристрелить сома? Вариант не самый лучший, поскольку «навылет» не получится, - гарпун ударится в дно, да и меня может задеть, - лежу тут, распластавшись…
Ничего иного больше не придумав, отчаянно командую: - Быстро продевай гарпун обратно, а я попытаюсь рыбу хоть как-то удержать!
Нужно отдать должное операции, ювелирно проведенной сыном: теперь сом на гарпун - лине, а я, не вставая с сома, уверенно беру рыбу под жабры.
Так мы и плывём к месту нашей стоянки: я, держа сома двумя руками с продетым через него линём, а Вовка с ружьём и гарпуном в руках, подстраховывая меня.
Уже на берегу, мой недавний собеседник, разглядывая лежащего на траве сома, с восторгом произносит, обращаясь ко мне: - Да-а-а, не каждый так сумеет! А я думал, вы шутите. Оказывается, и вправду, ваш сын, - сомятник!
- Это у меня генетическое, ещё не совсем понимая, но, уже догадываясь, о чём идёт речь, нарочито деловито буркнул сын, складывая в сумку снаряжение…
Попрощавшись с рыбаком, и пожелав друг другу удачи, я поздравил Вовку с первым в его жизни сомом. По пути домой, сын у меня спросил: - Папа, сом бы, наверное, погиб, если бы мы его упустили?
Напрасно было ему врать, ведь Вовка, будучи врачом и сам прекрасно понимал, чем заканчиваются подобные ранения…
Дома, после того, как понемногу улеглись все страсти и эмоции, жена, наблюдая за тем, как я устанавливаю удлинённые флажки на гарпун сына, обращаясь к Вовке, произнесла простую, но в то же время очень мудрую фразу: - Я же говорила вам, - флажки коротковаты!
- Если бы ты ещё напомнила нам, что не надо сомов на гарпуне таскать за собой как на буксире, то поверь, дорогая, цены б тебе не было, - поглощённый работой заметил я…
Этот случай с нами произошёл в начале июля 2001 года, когда подводный стаж сына исчислялся двумя месяцами, а первый добытый им сом в 5 кг 800 г был всего лишь третьей рыбой в его охотничьем списке.

Авторизация  


9 Комментариев


Рекомендуемые комментарии

Увлекательно и интересно написано, мне нравится. Будто занырнул с вами... Жаль, что в советские времена даже имея деньги, невозможно было приобрести что-то стоящее из амуниции. А эта классика на фото, РПО-2!!! Замечательное ружьишко, пока не достанет своими гемороями.., я с таким почти десять лет отплавал...
ОДОБРЯМ!!!

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Читая, приятно вспомнить свои ощущения тех лет, благо, что начинал в тоже самое время и с тем-же пружинным ружьем.

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Все так, как написал Николай(Кунгур), практически у нас одногодков многое начиналось одинаково, это и ружья РПО-1 или РПО-2 и ласты "Дельфин", а самое главное огромное желание сблизится с подводным миром... Думаю, что книга такая будет читаться с удовольствием любителями подводной охоты разных поколений
ОДНАКО - "эпиграф" про гибель "Новороссийска", мне кажется тут совсем ник месту. Во-первых, этой трагедии посвящены не один изыскательный труд, во-вторых - непонятно какое это имеет отношение к началу увлечению подводной охотой. Это две абсолютно разные вещи. Смотрел несколько передач по ТВ об этом печальном событии, многое так и осталось покрыто мраком. Ну не "клеится" одно с другим, имхо... Разве что если автор был в курсе всех этих событий и участником подводных формирований, а ведь это не так -:-))).

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
С большим уважением отношусь к мнению заслуженных подводников и авторов многочисленных публикаций, постоянным читателем которых я являюсь( в частности, А. Сикало). Вместе с тем, позволю себе выразить несогласие с мнением мэтра.
По данным архива ФСО первые подразделения «боевых пловцов» появились в СССР в шестидесятых. В 1967 г. на Черноморском флоте был сформирован отряд борьбы с подводными диверсионными силами и средствами (ПДСС).
Формирование вышеуказанного подразделения был напрямую связан с затоплением "Новороссийска". По неофициальным сведениям, отечественные «борцы» с водолазами-диверсантами появились намного раньше. К примеру, в 1956 году в Великобританию с официальным визитом прибыл крейсер Балтийского флота «Орджоникидзе» с Хрущевым на борту. Это был самый разгар холодной войны, и англичане послали на обследование подводной части крейсера шеф-водолаза Королевского военно-морского флота Великобритании лейтенант-командера Лайонела Крэбба, который при выполнении «особого задания» погиб при таинственных обстоятельствах. Не исключено, что наши просто перенервничали: ведь после гибели «Новороссийска» прошло меньше года.
(использованы материалы статьи "Водолазы стратегического назначения", А.Солдатов) http://www.agentura.ru/dossier/russia/fso/vodolaz/

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Кокорин(2006-03-04 02:44:05)
Так не об этом речь. А о том, что тема "Новороссийска" и боевых подводных пловцов - это еще на две книги потянет. А про свой приход в подводную охоту - это уже третья книга. "Лирика" своей подводной охоты не вяжется с трагдией "Новороссийска", но это опять только мое мнение. С уважением.

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Прочел с удовольствием.
Надеюсь, что у книги есть будущее. Мои наилучшие пожелания автору.
----------------------------
"...а сам тихо захожу в воду по шею, чтобы предварительно обжаться. Несколько взмахов ластами, и лёжка на трёхметровой глубине заканчивает сложный процесс обжима «Чайки»."

Явный нонсенс.
Что подразумевается под "обжимом"?
Если уж подвох в "Чайке" или его более позднем аналоге "М-6" зашел по шею в воду, то воздух из-под костюма легко и просто улетает ч\з лицевую прорезь шлема. И всякие залежки на глубине бессмысленны.
Ежели в не смоченном костюме сразу производится нырок, чаще всего бывает достаточно, приняв под водой положение "голова повыше ног", оттянуть немного лицевую часть шлема.
Выполняется легко и почти автоматически, а гипотетический "сложный процесс обжима" начисто отсутствует.
Да и применение термина "обжим" к костюму "мокрого" типа, IMHO, неоправданно: данное выражение употребляется, по установившейся практике, применительно к "сухим" костюмам. И там - это действительно п р о ц е с с, требующий времени, внимания и умения.

Поделиться этим комментарием


Ссылка на комментарий
Гость
Добавить комментарий...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.

Загрузка...


×
×
  • Создать...