Перейти к содержанию

Делимся опытом

Авторизация  
  • записей
    99
  • комментариев
    426
  • просмотр
    84 461

Авторы этого блога

Подводная охота сборник (часть 3)

Авторизация  
admin

44 просмотра

Источник: Альманах Рыболов-спортсмен, N 7/57

НОВЫЙ УВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ ВИД СПОРТА

      В последнее десятилетие за границей получил развитие новый вид спорта подводная охота. Особенно широко она распространена па Средиземном море и Калифорнийском побережье. Во Франции, США, Италии, Австралии - имеются многочисленные клубы подводных охотников, проводятся соревнования, конкурсы, выпускается литература о подводной охоте. В 1955 г. в Англии насчитывалось около двухсот пятидесяти тысяч подводных охотников. Фигура подзодпого охотника в маске и неуклюжих ластпд, с подводным ружьем в руках, стала привычной на побережьях многих стран мира.

      Подводная охота воспитывает смелость, решительность, наблюдательность, вырабатывает быстроту реакции. Она- учит хорошо плавать, пырять, владеть своим дыханием, метко стрелять и своеобразных подводных условиях.

      От рыболова требуется незаурядная ловкость и большая подвижность.

      Для охоты под водой требуется специальная экипировка. Рыболов, плавая под водой, высматривает добычу и затем поражает ее выстрелом из специального ружья. Ружья эти стреляют небольшими гарпунами или острогами, которые остаются в теле рыбы. Подстреленную добычу охотник подтягивает к себе за тонкий гарпунлннь, прикрепленный одним концом к стреле, а другим к катушке на ружье.

      Охотнику-рыболову приходится производить глубокую подводную разведку, выискивать рыбу, сидеть в подводной засаде. Он должен уметь, маневрируя под водой, стать по отношению к цели в наиболее выгодное положение и метко поразить ее. Нередко охотник вступает под водой в настоящее единоборство с крупной подраненной рыбой.

      Все это требует упорной тренировки и отличного знания приемов охоты под водой.

      Но подводная охота щедро вознаграждает своих энтузиастов! Что может быть приятнее, чем вытащить на берег после упорной подводной борьбы крупную метко подстреленную рыбу! Трудно передать словами новизну и своеобразие ощущений охотника, преследующего рыбу с ружьем "на изготовку" в подводной глубине или выжидающего, сидя в засаде, появление крупной рыбы. Изумительная красота подводного мира раскрывается перед глазами человека.

      В начале 1556 г. в наших кинотеатрах с широких экранов демонстрировался французский цветной документальный фильм "20 минут под водой". Он был интересен тем, что значительная часть съемок была сделана в море, под водой. Зрители совершали увлекательное путешествие среди скал, сплошь покрытых причудливым лесом невиданных голубых, розовых, краснояато-бурых водорослей, видели на дне останки давно погибших кораблей и могли убедиться, что плавание под водой, с небольшим запасом кислорода в баллонах на спине, стало доступно даже подросткам.

      Подводная охота имеет большое значение и с научной точки зрения. Как показывает опыт, ихтиологи пользуются сведениями подводных охотников и вносят значительные коррективы в свои труды.

      Таким образом, помимо чисто спортивного интереса, подводная охота является также весьма важной и в деле изучения жизни рыб, что особенно нужно для нашей страны, все богатства которой-земные и водные-принадлежат народу.

      В нашей стране подводная охота находится в зачаточном состоянии. Первые подводные рыболовы появились у нас на Днепре. В июне и55 г. газета "Комсомольская правда" (№ 150) поместила о них корреспонденцию, в которой так описывался этот увлекательный вид спорта:

      "Спокойна зеркальная гладь Днепра, только изредка на поверхности расходятся чуть заметные круги-след играющей рыбешки.

      Вдруг из-под воды появляется какой-то странный круглый предмет, увенчанный рожками. Издали он напоминает плавающую мину.

      Но что это? Близ этого предмета появляются две руки. Они размашисто гребут. И вот на сушу выходит человек в трусах. На голове у него рогатая резиновая маска с большим иллюминатором, сквозь который видны улыбающиеся глаза молодого спортсмена. На ногах широкие ласты из плотной резины, точь-в-точь как задние лягушачьи лапы. На руках короткие резиновые перчатки с перепонками между пальцами.

      Вынурнувший "водяной" держит метровую алюминиевую трубку с рукояткой, напоминающей рукоятку пистолета. Еще минута и человек снова бросается в воду, плывет, а затем ныряет и исчезает в глубине.

      Спустя минут пятнадцать он снова выбирается на берег. В руке у спортсмена большой трехкилограммовый лещ, наколотый на стальную стрелу-гарпун".

      Спорт этот очень интересный и заслуживает широкого распространения среди рыболовов-спортсменов нашей страны, особенно среди молодежи.

      * * *

      С. Дашкевич, Ю. Карпеченко

      СНАРЯЖЕНИЕ И ТЕХНИКА ПОДВОДНОЙ ОХОТЫ

      Совегы начинающему охотнику-рыболову (по материалам заграничной печати)

      Снаряжение подводного охотника. Снаряжение подводного охотника несложно. Оно состоит из маски с респиратором для дыхания под водой или автономного шлема (легкий водолазный скафандр) с баллоном сжатого воздуха, подводного ружья с запасом гарпунов или острог, плавниковых ласт, надеваемых на ступни.

      Из применяемых за границей предметов вспомогательного снаряжения для подводной охоты следует назвать заряжатели для подводных ружей, пловучие ножи и кинжалы, куканы различных конструкций, пояса для подводной охоты с карманами и карабинчикамп для запасных гарпунов и острог, запасной тетивы для подводного арбалета, портативные глубомеры и эхолоты, водонепроницаемые футляры для часов и компасов, патронташи подводные (если пользуются ружьем, заряжаемым патроном) и др.

      Для обеспечения безопасности подводной охоты пользуются специальными костюмами и жилетками, позволяющими быстро сбросить снаряжение в случае нужды, спасательными наплечниками, надуваемыми при аварии сжатой углекислотой из маленьких ампул, и др.

      Подводные маски. Подводные маски по своей конструкции приспособлены для того, чтобы охотник мог дышать в воде. Применяемые за рубежом маски для подводной охоты в настоящее время снабжаются не очками, как прежде, а сплошным, обычно круглым смотровым стеклом. Эго нызвано теми соображениями, что применение в масках бинокулярных очков вредно отражается ня зрении.

      По конструкции респираторов маски делятся на два вида: маски, в которых охотник дышит через нос, а рот остается свободным, и маски, где респиратор закрывает одновременно и рот и нос.

      Маски снабжаются одной или двумя респираторными трубками, выведенными вверх над головой пловца или расположенными по обеим сторонам его головы. Удерживается маска на голове затылочным ремнем.

      В первоначальных типах масок входное отверстие респираторных трубок оставалось открытым так, что при нырянии на глубину, превышавшую длину, трубок, вода заливалась в трубки и ее приходилось выдувать; в настоящее время этот недостаток в большинстве выпускаемых за рубежом конструкций устранен и маски снабжаются автоматическим клапаном, перекрывающим респираторную трубку, как только ее входное отверстие оказывается под водой.

      Что касается автономных шлемов-скафандров легководолазного типа, то они при подводной охоте дают гораздо большую свободу действий охотнику, чем маски с респираторами. Пользуясь легководолазными шлемами, можно охотиться на глубине 25, 30 и более метров, оставаясь под водой в течение нескольких часов. Однако по соображениям безопасности пользование этими шлемами для подводной охоты в ряде стран запрещается.

      Плавниковые ласты усиливают действие ног пловца, позволяя ему плыть с большой скоростью и покрывать под водой большие расстояния. Это имеет существенное значение, так как охотник, пользующийся маской, а не автономным шлемом (а таких большинство), имеет в своем распоряжении

      не более минуты времени для охоты на глубине, превышающей длину респираторной трубки. Тем не менее некоторые охотники предпочитают обходиться без ласт, объясняя это тем, что ласты при продолжительной охоте сильно утомляют ноги (особенно, если они изготовлены из недостаточно гибкого материала).

      Применяемые за рубежом ласты делаются двух типов: с подошвой во всю длину ступни и с укороченной подошвой, оставляющей пятку пловца голой.

      Изготовляются ласты из резины, пластических масс и легкого металла.

      Рис. 4.

      Подводные ружья. Из зарубежных конструкций подводных ружей.

      Наиболее распространенными являются подводные арбалеты, снабженные эластичной тетивой, ружья, действующие силой растягивающейся или сжимающейся пружины. Имеются распространенные в США ружья с герметическими стволами, заряжаемые патроном, содержащим заряд взрывчатого вещества или газ под сильным давлением. За последнее время в зарубежной печати упоминаются подводные реактивные ружья и подводные ружья гидравлического действия.

      Обычная длина подводных ружей 140-160 см, но имеются и более короткие (110-115 см). Для охоты в подводных гротах, в расселинах подводных скал пользуются укороченными ружьями (подводными пистолетами).

      При охоте на крупную рыбу и при стрельбе под водой на большую дистанцию применяются специальные пружинные ружья усиленного действия, снабженные супер-компрессором и имеющие в длину 2 метра. Для ночной подводной охоты имеются специальные ружья, снабженные источником света, который питается от батарейки, прикрепленной на ружье.

      Подводные ружья обычно имеют в хвостовой чести облегченный плечевой упор или просто крючок, а в средней части рукоять пистолетного типа со спусковым механизмом. Применяются поддерживающие наручники на правую руку. Для облегчения ружей при погружении их иногда снабжают полыми патрубками, содержащими воздух.

      Убойная дистанция при стрельбе из подводных ружей под водой колеблется в зависимости от типа ружья от 1,5-2 до 6-7 метров.

      Метательные снаряды. В качестве метательных снарядов при подводной охоте пользуются гарпунами или острогами, насаженными на стрелу длиной около метра. Стрелы изготовляются обычно из нержавеющей стали или алюминия. Стальные стрелы считаются более эффективными, так как, обладая большей инерцией полета, они имеют большую пробивную силу.

      Гарпуны обычно применяются при охоте на крупную рыбу, а остроги при охоте на рыбу более мелкую. Остроги изготовляются с двумя, тремя и более зубьями (до семи).

      Как готовить себя к подводной охоте. Для того чтобы стать подводным охотником, не требуется обладать какими-либо исключительными физическими данными, нужно только быть вполне здоровым человеком с нормальными легкими, сердцем, зрением и нервной системой. Заниматься подводной охотой могут и женщины. В зарубежных странах имеется много спортсменок, регулярно занимающихся подводной охотой.

      Что должен знать спортсмен при подготовке себя к годводной охоте?

      Прежде всего он должен детально ознакомиться со снаряжением и научиться им свободно пользоваться.

      С особой тщательностью нужно следить за состоянием -маски и респиратора. Перед спуском в воду необходимо проверить целостность маски, респираторной трубки н действие запирающего клапана.

      Особое внимание при тренировке следует уделять пользованию маской с респиратором. Подводный охотник должен в" совершенстве освоить ритм дыхания через респиратор и добиться в этом полного автоматизма. Не выработав ритма дыхания, рыболов при спуске в воду будет больше озабочен своим дыханием, чем охотой.

      Тренировку в маске с респиратором производят сначала на суше, а затем, когда спортсмен научится дышать без усилий и равномерно, тренировка продолжается в воле (рыболов стоит на дне, погруженный с головой в воду).

      Только после того, как эти стадии пройдены, тренирующийся может совершать первое пробное плавание в маске.

      Если маска не имеет "клапана безопасности", то охотнику при тренировке нужно научиться соразмерять глубину своего погружения с высотой респираторных трубок, так как иначе вода проникнет в трубки. Если же респиратор снабжен клапаном, то охотник избавлен от необходимости заботиться об этом, так как при погружении трубки в воду клапан сразу закроет отверстие.

      Пользование автономными шлемами-скафандрами требует от подводного охотника хотя бы элементарной водолазной подготовки, которую необходимо пройти под руководством опытного в водолазном деле инструктора.

      Ныряние является наиболее ответственным и трудным моментом подводной охоты. Прежде чем приступать к охоте, нужно как следует потренироваться в применении различных приемов ныряния. Наибольшее распространение среди подводных охотников за рубежом имеют такие приемы ныряния при выискивании или преследовании добычи, как вертикальный спуск, отлогий спуск по диагонали и спуск на незначительную глубину в стоячем положении.

      Вертикальным спуском пользую! ся главным образом в тех случаях, когда рыба находится прямо под охотником на сравнительно небольшой глубине. Стремительно спускаясь по вертикали, охотник поражает цель. Если охотник располагает большим запасом времени для маневрирования под иодой, он может применить более спокойный спуск по диагонали.

      Мы не будем здесь подробно разбирать технику ныряния. Она не отличается в основном от обычных приемов ныряния, н ее при желании можно изучить с помощью имеющихся по этому вопросу руководств.

      Подводный охотник должен свободно пользоваться подводным ружьем и уметь заряжать его как на суше, так и в воде.

      На суше подводные пружинные ружья и ружья арбалетного типа можно заряжать двумя способами. При одном способе ружье упирают прикладом в грунт и, придерживая его одной рукой, другой вкладывают в ствол стрелу и "дос.ылают ее. При другом способе в грунт упирают стрелу, вложенную и ствол, и нажимом руки на хвостовую часть ружья досылают ее.

      В воде ружья заряжают следующим образом. Если глубина невелика и ружье можно упереть в дно, его ставят вертикально, придерживая однои рукой и ногами, а другой рукой вкладывают и досылают стрелу. Если ж'.' глубина не позволяет' упереть ружье в дно, его придерживают ногами и одной рукой в пловучем положении под углом, а другой рукой вставляют и досылают стрелу. В обоих этих случаях голова заряжающего находится над поверхностью воды.

      При зарядке ружей патроном закладывают патрон, а затем вставляют в ствол стрелу.

      Подводные охотники обычно пользуются заряжателем, так как это простое приспособление облегчает и ускоряет зарядку, особенно в воде. Заряжатель представляет собой небольших размеров перекладинку (по форме они бывают разнообразны), надеваемую на стрелу и создающую упор для пальцев при ее досылании. Заряжатсль можно сделать самому.

      Подводному охотнику нужно научиться пользоваться ластами, что не всегда дается сразу. При плавании с ластами нельзя допускать беспорядочного болтания ногами. Беспорядочные движения ластами создают в воде шум и вызывают появление каскада воздушных пузырей, отпугивающих рыб. Кроме того, при беспорядочном движении у рыболова быстро устают ноги.

      Основные приемы подводной охоты. Известные за рубежом спортсменыподводники Дукан, Диоле, Роги н др. рекомендуют следующие приемы подводной охоты.

      Если охотник не знаком с водоемом, то охоте должно предшествовать обследование предполагаемого района охоты. Обследование имеет своей целью выяснить профиль берега, а также характер дна, величину глубины, наличие мелей и подводной растительности и др.

      В том случае, если глубина невелика и дно хорошо просматривается, то обследование производят не ныряя. Охотник в маске плывет, погруженный головой в воду, и просматривает дно. Если же глубина большая или вода недостаточно прозрачна, охотник ныряет, чтобы рассмотреть дно вблизи.

      Район обследован. Теперь охотник знает, где и какую выискивать добычу. Вот песчаная мель, где можно обнаружить ската или другую рыбу, предпочитающую песчаное дно. Там, в стороне, заросли водорослей, среди которых может встретиться многочисленная добыча. Ближе к берегу скалы и камни, между которыми также скрывается рыба. Охотник производит поиск рыбы, напряженно всматриваясь в глубину через смотровое стекло маски.

      Прямо под собой на песчаном дне охотник различает очертания зарывшейся в песок рыбы. Это скат: из-под песка блестят черные бусинки его глаз. Охотник, нс теряя ни секунды, ныряет и, не доходя до дна, сверху стреляет в ската, поражая его стрелой в средину тела.

      В данном случае стрелять ската сверху, спускаясь прямо на него, было совершенно правильным приемом. По это далеко не единственный прием стрельбы при подводной охоте, и этот прием целесообразен далеко не при всех условиях. Приемы выслеживания и стрельбы по рыбе очень разнообразны и во многом зависят от того, какую именно рыбу добывают.

      Вот как описывает Жнльбер Дукан охоту на крупную султанку, достигающую в Средиземном море 50-70 см:

      "Мне обычно приходилось обнаруживать султанку на глубине от 1,8 до 4,5 метра. Она держится преимущественно на каменистом дне или в зарослях водорослей. Охота на султанку требует выдержки и настойчивости. Рыба эта очень сторожкая, и ее легко спугнуть, но она быстро успокаивается. Охотник, находясь сначала вдалеке, должен приучить эту рыбу к своему присутствию.

      Сидя без движения, он наблюдает, как рыба неторопливо плавает, пасется в зарослях водорослей. Пользуясь подходящим моментом, охотник, прячась за скалистым барьером, приближается к добыче, Султанка по-прежнему безмятежна. Пользуясь моментом, когда рыба роется в песке, охотник стреляет с самой короткой дистанции".

      Из этого описания следует, что охотнику надо знать привычки всех рыб, на которых он охотятся, и применяться к этим привычкам.

      Зарубежные охотники считают, что наиболее уязвимым местом у рыбы являются голова, основание хвостового плавника, а также органы боковой линии. Поражение в голову обычно убивает рыбу, поражение в область позвоночника лишает рыбу подвижности и способности к сопротивлению, ранения в области органов боковых линий расстраивают общую координацию движений рыбы.

      Бьют рыбу из разных положений, в зависимости от того, какая часть тела рыбы подставлена под выстрел. Наиболее выгодно бить рыбу в бок. Бить рыбу спереди, даже на самую небольшую дистанцию затруднительно, так как в этом положении рыба представляет из себя мишень очень незначительных размеров. Стрелять сверху в спину выгодно лишь в ската, камбалу и других плоских рыб, а также в крабоа. Стрельба в брюхо-редкое явление, и стреляют этим приемом только плывущего ската или другую рыбу, если она окажется над охотником.

      При охоте на рыбу с крупной и крепкой чешуей (лобия, сазан и др.)

      охотник должен стрелять рыбу под углом 45°, чтобы стрела не скользнула по чешуе.

      По плывущей рыбе нсобходимо стрелять с опеережением, как это делается при обычной стрельбе.

      Зарубежные специалисты утверждают, что при подводной охоте на рыбу охотник в смысле маневрирования при подходе к добыче располагает большими возможностями, чем при наземной охоте на зверя или птицу. Это утверждение на первый взгляд может показагься парадоксальным, но по существу оно верно.

      Рыболов, подстрелив рыбу, подтягивает гарпунлннь с добычей, при этом он может действовать как катушкой, так и руками. Подтягивать добычу нужно быстро, так как подстреленная рыба может запутать гарпунлннь или даже оборвать его.

      Высвобождение гарпуна или остроги из тела пораженной рыбы довольно хлопотливое дело. При высвобождении глубоко засевшей остроги обычно пользуются ножом, делая разрезы у зубьев остроги. Для удобства извлечения гарпунов разрезы делаются разъемными. Некоторые из подводных охотников пользуются специальными стрелами - "ножницами", которые легко вынимаются из тела пораженной рыбы.

      Опасна ли подводная охота? Подводная охота сама по себе безопасна.

      Это убедительно доказывается опытом многочисленных зарубежных спортсменов, которые по 5-!0 лет подряд занимаются подводкой охотой, не зная никаких аварий и не подвергаясь никаким опасностям.

      Но, будучи сама по себе безопасной, подводная охота предъявляет строгие требования к спортсменам в отношении безусловного соблюдения правил охоты и се режима. Если эти правила по неосведомленности или неосторожности нарушаются, охота под водой становится опасной.

      Опасности могут происходить от следующих причин:

      1) нарушения правильного физиологического режима подводной охоты, особенно в области дыхания;

      2) незнания, какие именно из обитателей водной среды могут представлять опасность и какую именно;

      3) неумелого и неосторожного выбора места для охоты;

      4) неосторожного обращения с подводным оружием.

      Приведем несколько примеров.

      Если неопытный или неосторожный охотник, не умеющий регулировать свое дыхание, увлечется и в погоне за добычей будет нырять слишком глубоко и оставаться под водой долго, он может навлечь на себя неприятные и опасные для здоровья последствия (кровотечения из носа и ушей, обмороки, судороги, расстройство сердечной деятельности, эмфизему легких).

      Если охотник не знает, какие виды водных обитателей могут представлять опасность, он может получить серьезные ожоги от стрекающей медузы (пилемы), болезненные, долго не заживающие раны от ската-хвостокола (морского кота), ядовитые уколы от скорпены (морского ерша) или морского дракона.

      Неосторожность при выборе места охоты может привести к тому, что подводный охотник провалится в подводную пещеру, застрянет между камнями, запутается в рыболовных сетях и т. д. Чтобы не оказаться в таком положении, охотнику надо уметь выбрать безопасное место лова и держаться подальше от рыболовных сетей, ловушек, гидротехнических сооружении и т. п.

      Нужно с предельной осторожностью обращаться с подзодпым оружием, никогда нс обращать ствол ружья к себе или окружающим. Подводное ружье-далеко не безобидная вещь, и оно может нанести человеку серьезные ранения. Не надо забынать также, что на суше подводное ружье стреляет намного дальше, чем в воде (до 20-30 метров и больше).

      Соблюдая правильный режим охоты и проявляя бдительность и осторожность, подводный охотник может избежать всех этих нсприятностеи.

      Много пугающих рассказов существует по поводу акул и осьминогов, но рассказы эти обычно содержат большие преувеличения.

      В наших водах (в Японском море) осьминоги встречаются, но опасности для подводного охотника они не представляют. Осьминог труслив н избегает охотника. Будучи метко пораженным в голову кинжалом или гарпуном, он легко становится добычей подводного охотника.

      Что касается акул, то живущая в Черном море сравнительно небольшая, так называемая колючая акула не представляет опасности. При охоте на эту акулу надо, однако, соблюдать осторожность, так как она может нанести чувствительные раны своими плавниковыми шипами. Имеющаяся в дальневосточных водах более крупная сельдевая акула также не страшна опытному охотнику.

      Жильбер Дукан в книге о подводной охоте рассказывает о своих неоднократных встречах с акулами в Средиземном море. Встречи эти во всех случаях кончались совершенно благополучно, так как акулы не обращали на Дукана никакого внимания. Благополучно заканчивались встречи с акулами и у другого известного подводного охотника и фотографа Ханса Хаса.

      Следовало бы испытать у нас описанный в английской печати приборчик для предохранения пловцов от акул. Он состоит из двух складных электродов, питаемых от батарейки и образующих вокруг пловца электрическое поле, отпугивающее акулу. Прибор очень портативен и укладывается в небольшую сумку, подвешиваемую к поясу пловца.

      ---------Примечание: рисунки взяты из книги Д. Олдриджа "Подводная охота для неопытных англичан".

      Возможности подводной охоты в СССР

      Огромное по своему протяжению морское побережье и многочисленные внутренние водоемы Советского Союза создают благоприятные условия для развития подводной охоты. Многие наши водоемы исключительно богаты ценными породами рыб.

      Однако подводная охота возможна не во всех районах страны: она зависит от климатических условий и особенностей самих водоемов, главным образом в отношении их температурного режима н прозрачности воды.

      При разнообразии климата на обширной территории СССР температура поды наших водоемов неодинакова и, кроме того, значительно изменяется в течение года. Для подводной охоты подходят только те водоемы, которые в теплое время года бывают достаточно прогреты. Охотиться можно там, где можно купаться без ущерба для здоровья. Как известно, медицина рекомендует купание при температуре воды свыше 18°. Такую температуру воды в теплое время года имеют большинство водоемов средней полосы и южные водоемы. Продолжительность этого времени зависит от географического положения водоема и условий погоды.

      На Черном море, например, этот сезон продолжается обычно около пяти месяцев, а в Подмосковье только половину этого времени.

      Сезон охоты в море совпадает с купальным сезоном, а во внутренних водоемах он несколько сокращается из-за особенностей прогрева воды. Естественно, что подводный охотник, в отличие от пловца, вынужден ждать, пока прогрев воды не достигнет определенной глубины. В озерах и водохранилищах прогрев воды обычно захватывает лишь верхний слой, а под ним остается слой холодной воды, причем на границе этих слоев образуется резкий перепад температур в несколько градусов. Слой воды, в котором происходит это резкое изменение температуры, называется "слоем температурного скачка".

      В тех случаях, когда слой температурного скачка лежит близко от поверхности, подводная охота делается невозможной. Эта причина затрудняет развитие подводной охоты не только в наших озерах и водохранилищах, но и на Балтийском море.

      Важным условием, определяющим успех охоты, является также прозрачность воды. Низкая прозрачность затрудняет поиск рыбы и удачный выстрел.

      Как правило, охотник должен видеть дно водоема. По этой причине глубина, а следовательно, и площадь охотничьих участков в водоемах с небольшой прозрачностью будет ниже. Прозрачность воды зависит от количества находящихся в воде посторонних частиц. В период дождей при усилении берегового стока, при волнении, а также при развитии фито и зоопланктона она сильно снижается.

      Прозрачность воды принято определять как границу видимости погруженного в воду белого диска (условным диаметром 30 см). Когда говорят о прозрачности воды, равной, например, 6 м, то это означает, что в данном водоеме диск, опущенный на глубину свыше 6 м, с поверхности не виден.

      В Средиземном море, где подводная охота производится наиболее успешно, прозрачность воды очень высока и достигает 20-60 м.

      Прозрачность воды морей и внутренних водоемов СССР различна. Для некоторых озер СССР она характеризуется следующими цифрами:

      Телецкое оз.-до 22 м Валдайское оз.- до 5,5 м Тургояк-оз.-до 12 м Селигер - до 3,5 м Переславское оз.- до 8,5 м

      Многие озера и водохранилища летом имеют низкую прозрачность воды.

      Например, в оз. Белом, у ст. Косино под Москвой, прозрачность воды летом снижается до 0,6-0,8 м. Большинство рек также имеет низкую прозрачность воды. Благодаря этому возможности охоты в этих водоемах сильно ограничены.

      В Черном море местами прозрачность воды достигает 20-30 м, в Аральском море 24 м. Высокую прозрачность имеют воды Японского моря. В прибрежной зоне этих морей прозрачность воды несколько снижается, но и там она более чем достаточна для успешной подводной охоты. На Каспии и особенно на Азовском море прозрачность воды ниже, но охота здесь вполне возможна.

      Наиболее благоприятные условия для подводной охоты можно найти на Черном море, где южное солнце и теплая прозрачная вода сочетаются с богатством прибрежной фауны и флоры. Сезон охоты здесь может продолжаться со средины мая до начала октября. Температура воды Черного моря достигает временами у поверхности 28°, а на глубине 50 м 21,7°. Поверхностный слой воды лучше всего прогревается в августе. Средняя температура воды в это время составляет у Батуми 24,4°, в районе Керченского пролива 23,3°, у южного берега Крыма 22,2-23,2°, у м. Тарханкута 22,8°, у Одессы 21,6°, в Днепровском лимане 22,2°.

      В Черном море обитает 167 видов рыб, многие из которых могут стать добычей подводного охотника.

      В прибрежных водах, среди каменистых россыпей и скал, заросших водорослями, подводный охотник попадает в своеобразный край "непуганой дичи".

      Здесь обитают в большом числе рыбы, названия которых как бы заранее определили их роль в подводной охоте. Такие рыбы, как перепелка, рябчик, крупный рябчик - петропсоро, а также другие рыбы из семейства губановых являются наиболее частой добычей подводного охотника. Постоянные встречи с кефалью, морским карасем и морским ершом - скорпеной, частые встречи с морским окунем - смаридой, сарганом, морским петухом - триглой и более крупными рыбами сделают охоту очень разнообразной. Добычей охотника могут стать такие рыбы, как светлый горбыль, достигающий размеров более 1 м и веса 32 кг, и темный горбыль размерами 50 см и весом 3-4 кг, а также черноморские акулы двух видов размерами до 1,5 м. Хорошую добычу представляет собой камбала - гласса и морской язык, обитающие на участках с песчаным грунтом. Распространенная в Черном море более крупная камбала-калкан (весом до 15 кг)-летом держится обычно на глубине свыше 20 м и для охотника недоступна. У берегов встречается ее молодь размером до 17 см.

      Нередко, особенно близ песчаных пляжей, могут встретиться крупные скаты - морская лисица, достигающая в длину более 1 м, и опасный морской кот, достигающий в отдельных случаях огромных размеров (до 2,5 м).

      Можно встретить и морского черта - хищную донную рыбу длиной до 1,5 м. Этот хищник обычно зарывается в песок и сидит там в засаде, подстерегая добычу-других, более мелких донных рыб. В прибрежных водах могут оказаться стаи быстрых морских рыб-ставриды, скумбрии, пеламиды, а иногда и тунцы, преследующие мелких рыб. Тунец - очень крупная рыба, достигающая в отдельных случаях в длину 3 м и веса 600 кг. В практике зарубежной подводной охоты случаи добычи тунцов редки, хотя эта рыба часто встречается в районах распространения охоты.

      В Черном море наиболее ценные осетровые породы рыб представлены белугой, достигающей в длину нескольких метров, осетром длиной до 2 м, севрюгой и шипом.

      В связи с гидростроительством на реках, где происходит размножение осетровых, условия естественного воспроизводства их стада ухудшились.

      Промысловый лов этих рыб производится с особой бережливостью, с учетом состояния их запасов. Одновременно проводятся большие и сложные работы по их искусственному воспроизводству. Охоту на этих рыб следовало бы, повидимому, запретить. Это обстоятельство необходимо учесть при составлении правил подводной охоты. Такие правила должны быть обязательно составлены.

      В Черном море подводный охотник сумеет добыть наряду с перечисленными морскими рыбами крупных крабов. Он найдет красивые раковины крупного моллюска-ропаны, может оказаться в обществе дельфинов. Возможны и опасные встречи. Большие неприятности при незнании и неосторожности можно получить от морского дракона - небольшой рыбки длиной не более 30 см, вооруженной опасными ядовитыми шипами. Рыбка эта держится на дне, она обычно зарывается в песок. Морской ерш (скорпена) имеет в спинном плавнике твердый ядоносный луч, соединенный с особой железой, выделяющей яд. Определенную опасность представляет встречающаяся в Черном море меч-рыба. Известны случаи, когда меч-рыба, двигаясь со скоростью около 100 км/час, пробивала своим мечом не только шлюпки, но и покрытую листовой медью дубовую обшивку кораблей.

      Широкое распространение подводная охота может получить на Азовском море, Каспии и на Аральском море.

      Продолжительный сезон охоты и изобилие ценных пород рыб, среди которых основное значение имеют крупные проходные и полупроходные рыбы-лещ, сазан, судак, осетровые и др., придадут охоте в этих водоемах своеобразный характер.

      В Азовском море охотник встретит многочисленных бычков и морских рыб: крупную камбалу-калкана, кефаль, саргана и других, среди которых в южной части моря могут быть и такие, как пеламида, скумбрия и даже тунец. Нередко здесь можно увидеть и большие стада дельфинов.

      В опресненных частях Каспия возможны встречи с разнообразными представителями пресноводных рыб, среди которых встречаются гигантские сомы и щуки. У морского побережья Каспия встречаются бычки, кефаль, сельди, изредка может оказаться здесь и каспийский тюлень.

      Аральское море, с его прозрачной водой, предоставит охотнику исключительные возможности для разведки рыб и для подводных наблюдений.

      Прекрасные условия для подводной охоты имеются на Дальнем Востоке у берегов Японского моря, в том числе в окрестностях Владивостока. Несмотря на сравнительно поздний и короткий купальный сезон, продолжающийся здесь менее трех месяцев, южная часть дальневосточного Приморья одно из лучших подводных охотничьих угодий.

      Живописные берега Японского моря изрезаны скалистыми бухтами и покрыты зарослями дикой растительности. Прибрежная зона моря густо населена разноцветными морскими ежами и звездами. Здесь встречаются крупные моллюски и трепанги, заросли багрянки, морской капусты, зостеры, саргасс и других замечательных водорослей. В расселинах подводных скал живут осьминоги, в зарослях зостеры скрываются крупные бархатно-зеленые крабы-плавунцы, вооруженные мощными клешнями. Из рыб в прибрежных водах встречаются колючая акула, несколько видов скатов, скумбрия, морской судак, японский ерш, терпуги, бычки, в том числе крупный бычок - яок (длиной до 70 см), причудливые ярко окрашенные агономалы и другие панцырные рыбы, многочисленные камбалы (ср. длиной 40 см), изредка огромные тунцы, сельдевая акула и многие другие.

      Подводный охотник получит здесь крупную, богатую добычу.

      Подводная охота па внутренних водоемах Советского Союза не менее увлекательна, чем морская охота, хотя условия ее могут быть порой более сложными. В теплый летний день, в часы "мертвого бесклевья" подводный рыболов-охотник сможет осмотреть знакомые ему лещевые ямы, тихие заводи, населенные щукой, язем, окунем, линями и другой крупной рыбой. Интересно нырнуть "головой в омут" и своими глазами увидеть жизнь под водой, выбрать себе добычу по вкусу. Даже непродолжительные прогулки под водой откроют рыболову-охотнику многие тайны жизни рыб.

      Вслед за подводной охотой в нашей стране разовьется подводный туризм и подводная фотография.

      Нужно признать, что мы серьезно отстали от ряда зарубежных стран в деле развития охоты под водой как массового вида спорта.

      Иногда приходится слышать странное суждение, что подводная охота это очень дорогостоящий спорт. Мнение это, однако, глубоко ошибочно. Подводная охота отнюдь не является спортом избранных. Она доступна для самых широких слоев населения, и среди подводных охотников за рубежом имеются рабочие, работницы, студенты, писатели, работники науки и искусства.

      Для того чтобы в нашей стране охота под водой получила широкое развитие, необходимо, чтобы этим делом вплотную занялись спортивные организации, призванные руководить у нас делом массового спорта и спортивного рыболовства. Огромная роль в распространении подводной охоты принадлежит комсомолу.

      Нашим органам здравоохранения необходимо продумать систему медицинского контроля и наблюдения за подводными охотниками: установить порядок первичных и повторных медицинских осмотров, определить сумму требований к состоянию здоровья лиц, желающих заняться этим видом спорта.

      Необходимо разработать также систему мер по обеспечению безопасности подводной охоты.

      Следует подумать о том, чтобы ввести для подводных охотников специальный, периодически обновляемый билет на право подводной охоты.

      Основное, что в настоящее время тормозит развитие в СССР подводной охоты,-это отсутствие снаряжения. Работа по выпуску отечественного снаряжения начата, но она двигается очень медленно и в широкой продаже по стране этого снаряжения до сих пор нет. Следует ускорить это дело.

      Помимо основного снаряжения, т. е. подводного ружья, масок, ласт, необходимо приступить к выпуску широко распространенных за рубежом таких предметов вспомогательного снаряжения, как портативные глубомеры и эхолоты, водонепроницаемые фотоаппараты, водонепроницаемые футляры для часов и компасов, утепляющие костюмы из пористой резины, пояса для подводных охотников и др. Помимо этих предметов, надо выработать образцы и приступить к производству спасательного снаряжения: быстроснимающихся жилеток, наплечников, надуваемых при аварии углекислотой, и др.

      Спортивная общественность Советского Союза проявляет к подводной охоте большой интерес. Нет сомнения, что в недалеком будущем подводная охота получит у нас общее признание и станет массовым излюбленным спортом.

      ВОСПОМИНАНИЯ АМЕРИКАНСКОГО ПОДВОДНОГО ОХОТНИКА

      В июльском номере журнала "Популар Саенс" ("Популярная наука") за 1955 г., выходящем в Нью-Йорке, помещена любопытная корреспонденция, написанная Уэсли С. Гризвольдом со слов рыболова-спортсмена Хомера Дж. Локвуда. В ней рассказывается о приключениях этого подводного охотника, имеющего уже немалый опыт.

      Хомер Дж. Локвуд охотится под водой в Калифорнийском заливе Тихого океана. Так как он не только страстный рыболов, но и фотограф, ему удалось проиллюстрировать, свой рассказ фотографиями, снятыми под водой.

      На одних фотографиях мы видим человека, плавающего под водой без всякой одежды - "в собственной коже", как говорит Локвуд. У него к ступням прикреплены резиновые ласты, напоминающие гусиные лапы. На лице небольшая резиновая маска с крупным окуляром, позволяющим пловцу видеть довольно широко вокруг, не подвергая глаза действию морской воды.

      Ниже окуляра выходит отвернутая назад отводная трубка для выдыхаемого воздуха. В руках у пловца несложное приспособление для метания гарпуна, которое Локвуд называет "копьевым ружьем". На других фотографиях спортсмен снят в резиновом костюме с фотографической камерой в руках.

      Приводим запись рассказа Хомера Дж. Локвуда:

      "Все свое свободное время я провожу под водой. Каждую субботу и воскресенье, в течение всего года, я отправляюсь нырять без скафандра "в собственной коже".

      Мне 46 лет, я отец троих детей. Работаю я управляющим в Лос-Анжелосе.

      Наверное, большинство людей подумали бы, что мужчине моих лет больше пристало бы играть в гольф или в карты. Нырянье, сказали бы они, это детское занятие.

      Нырянье без скафандра-самый увлекательный вид спорта, которым я когда-либо занимался. А заниматься им я стал всего четыре года тому назад. Здоровое тело, хорошее сердце и желание мириться с некоторыми неудобствами ради прекрасного отдыха - вот и все, что для этого требуется.

      Сколько раз тюлени, резвясь, царапали меня и тыкались в меня мордой, а пожелай они - разорвали бы меня пополам! Кусал меня и спрут (и все по моей вине!). Однажды на большой глубине 92-фунтовая рыба, которую я пронзил копьем, билась в ярости и неслась, увлекая меня за собой, словно пучок водорослей.

      Но я не сдаюсь. Спорт безопасен, если только выполнять несколько простейших правил и никогда не терять голову.

      В свое время я был страстным рыболовом: удил и с удочкой и со спиннингом. Но насколько интересней подобраться к рыбам самому! Ведь я могу выследить интереснейший вид рыбы, подстеречь се и, если повезет, поразить из "копьевого ружья". Это не то, что сидеть и ждать, пока рыба сама попадется тебе на крючок.

      В течение многих лет я также увлекался фотографией, и это мне пригодилось. Я сам соорудил водонепроницаемый футляр и вмонтировал экспозиметр внутрь, а индикатор глубины снаружи. У меня есть две лейки с заменяемыми линзами. Одну из них я заряжаю обычной пленкой, другую цветной. Когда я отправляюсь делать подводные снимки, я беру их обе с собой, причем одну привинчиваю внутри моего прозрачного футляра, а другую беру с собой в лодку или чемодан. Вы не представляете себе, какое удовольствие снимать необыкновенные, удивительные виды под водой!

      ...В разгаре зимы, когда температура моря даже на побережье Южной Калифорнии опускается до 50° (по Фаренгейту) - прямо кровь стынет от такой воды,- я надеваю под мой резиновый костюм два шерстяных свитера и длинные брюки. Поверх костюма я надеваю еще один свитер,- правда, ни для того, чтобы мне было теплее, а чтобы не порезать костюм об острые камни.

      При таких обстоятельствах, я думаю, уже неправильно говорить "нырять в собственной коже". Поэтому лучше всего называть это "спортивным ныряньем". Ведь даже летом бывает, что я ныряю в резиновом костюме!

      Когда мы добираемся до спокойной воды в одном из небольших многочисленных заливов острова Каталина, я встаю на якорь и начинаю готовиться к вылазке в воду. Надо надеть маску с трубочкой для выдыхания воздуха, пояс для тяжести (в нем около 5 фунтов свинца и предназначен он для того, чтобы преодолеть пловучесть тела) и резиновые ласты на ноги.

      Эти плавники значительно увеличивают скорость пловца и высвобождают его руки - он может спокойно орудовать "копьевым ружьем" и фотоаппаратом,

      Для подводной рыбной ловли я беру с собой копьевое ружье, приводимое в действие резиной. Правда, оно нс бьет с такой же силой, как другой тип этого ружья, приводимый в действие сжатым воздухом. Однако сила его удара 120 фунтов, что вполне, вполне хватает для того, чтобы убить рыбу весом фунтов до '100 *.

      Если же я отправляюсь только ради фотоснимков, то я беру одну из двух фотокамер и помещаю ее в водонепроницаемый футляр.

      Кроме того, я всегда беру с собой надутую автокамеру и, если возможно, товарища: и то и другое необходимо для безопасности. Пока ныряешь, товарищ дежурит на берегу, а потом его сменишь и дежуришь, пока он ныряет. Надо обязательно иметь место отдыха на случай, если произойдет что-нибудь неожиданное: вдруг подведет костюм или слишком устанешь. Вот тут-то и нужна резиновая автокамера. Сами вы ныряете, а она себе плавает наверху. За две минуты ей далеко не уплыть, а больше двух минут под водой вы Т1е пробудете.

      "Двух минут? Что же за интерес пробыть под водой две минуты?"

      И правда, это кажется необычайно мало. Но ведь опытный стрелок на полигоне может дать 25 выстрелов за две минуты, да еще при этом метких выстрелов!

      В море же за две минуты я успеваю спуститься на 30 футов, навести фотоаппарат на интересующий меня объект, сделать четыре фотоснимка и вынырнуть. Или же я успеваю обнаружить и догнать 15-фунтового омара, или же подкрасться и поразить копьем отличнейшую рыбу.

      Однажды мне случилось сфотографировать тюленя. Впоследствии, когда я вспоминал об этом, мне даже смешно становилось: тюлень поднимался глотнуть воздуха три раза, а я - ни одного **.

      Конечно, если вода холодная, то я нс могу пробыть там даже и минуту.

      От холода уменьшаются силы, голова коченеет и перестает как следует работать.

      Летом же, когда тепло, можно оставаться под водой гораздо дольше.

      Можно даже опуститься на глубину 55 футов, если увидишь что-нибудь настолько интересное, что забудешь о неприятном действии сильного давления.

      Один мой приятель, который тоже ныряет без скафандра, нырнул даже на глубину 80 футов. Дело в том, что он уронил в воду свое новехонькое копьевое ружье, за которое он уплатил 30 долларов, и решил достать его во что бы то ни стало. Правда, после этого он почувствовал такую усталость, что только через два дня отдохнул и оправился.

      * Имеется в виду английский фунт, равный 454 г.

      ** Повидимому, это случайность. Каспийский тюлень может оставаться под водой более 6 мин.- Прим. ред.

      Особенно увлекательно нырять ночью. Несколько человек занимается этим видом спорта у берегов Южной Калифорнии. Я ныряю с водонепроницаемым карманным фонариком. Кстати, это прекрасный способ ловить омаров. Они выходят из своих нор ночью охотиться за пищей.

      Наше любимое место расположено около Рендондоу Бич. Там есть затонувшая пристань, причем сваи находятся в футах 15-20 от поверхности воды. На них-то и сидят омары, уставившись на электрический свет - словно специально вас ждут.

      В водах нашего Калифорнийского залива встречаются опасные животные, но как раз не те, о которых так часто пишут и говорят. Акулы, например, никогда близко не подплывают. Спруты удирают, завидя нас. Однажды, правда, меня укусил спрут. Но это потому, что я его зажал под мышку и потащил на берег. Я не знал, что челюсть у него находится с внутренней стороны. А ощущение от укуса такое, как будто укололи большим медицинским шприцем.

      У морских угрей вместо зубов иглы. Держатся они обычно в норах, где водятся омары. Они редко кусаются, разве только когда попадешь к ним рукой прямо в пасть, когда шаришь, чтобы схватить омара. Колючие скаты также не представляют опасности - только не наступайте на них, когда входите или выходите из воды.

      Некоторые разновидности, как скорпионы, могут изгибать свое жало, словно хлыст. Укус их очень болезненный, но их всегда можно напугать, болтая ногами с ластами в воде.

      Морские ежи со своими темно-лиловыми колючками напоминают подушечки, утыканные иголками. Они прицепляются к водорослям и лежат в норах, а если вы на них наступите или заденете, иглы могут впиться в^тело.

      Однако самое рискованное приключение, которое случилось со мной под водой, не было связано со всеми этими опасностями. Их как раз легко избежать. Я же, как говорится, сам напросился на беду.

      Случилось это у берега около Гуэймас в Мексике в 1953 году. Я находился на глубине 20 футов и подплыл к огромному "брумтэйл-гроуптер" *.

      Он считается самой безобразной рыбой в мире. Рыба лениво следила, пока я не оказался в 2-3 футах от нее. И вот с этого расстояния --- мне казалось, что это все равно, что стрелять в рыбу, которая плавает в бочке,- я выстрелил из моего копьевого ружья.

      Как только копье вонзилось в нее, чудовище понеслось, как курьерский поезд, и, честное слово, шум от него был прямо как от курьерского поезда так било оно в воде своим огромным хвостом. Копье сидело прочно, и я несся вслед за рыбой.

      Могло случиться, что рыба унесла бы меня слишком далеко или бы мне пришлось выпустить такую великолепную добычу, если бы не было запасной бечевы. Когда рыба дернулась, бечева пошла разматываться, и таким образом 50 футов бечевы у меня было еще в запасе. Хорошо, что я не растерялся и вовремя догадался направить свое тело головой вверх. Наконец, рыба вынесла меня на поверхность. Мне пришлось еще долго возиться, пока я вытащил 92-фунтовую тушу на берег. Но теперь-то, по крайней мере, я мог свободно надышаться. Когда опасность миновала, то я чуть нс упал в обморок от усталости и перенесенного напряжения. И все-таки я бы не отказался от такого приключения и теперь-вот, что значит спортивное нырянье!"

      Рассказ Локвуда, по обычаю американской прессы, рассчитан главным образом на сенсацию. Так, например, едва ли можно в каких бы то ни было случаях рекомендовать нырянье без скафандра на глубину до 80 футов... Это слишком похоже на небылицу. Да и схватки под водой с осьминогами принадлежат к числу из ряда вон выходящих.

      * Из рода морских окуней. С красноватой окраской тела. Достигает трех метров длины. Имеет промысловое значение. Прим. ред.

      * * *

      ИЗ ОПЫТА ПОДВОДНОЙ ОХОТЫ

      (Глава из книги Джеймса Олдриджа "Подводная охота для неопытных англичан")

      Некоторое время назад в Англии была издана небольшая книга известного писателя Джеймса Олдриджа "Подводная охота для неопытных англичан". Автор широко известных в Советском Союзе книг - "Дело чести", "Морской орел", "Дипломат", "Охотник" и др. Джеймс Олдридж является страстным спортсменом-охотником и рыболовом. В последние годы он особенно увлекается подводной охотой, которой и посвятил свою брошюру.

      В ней рассказывается о том, как нужно охотиться под водой, как подстерегать рыбу, какое нужно иметь оборудование и как ухаживать за ним.

      В предисловии к своей книжке Олдридж пишет:

      "После недавнего потока книг и фильмов о подводной охоте несколько сот тысяч англичан хотели бы сами испытать прелесть и волнения этой охоты, но ошибочно считают, что это для них недостижимо. Настоящая книга ставит своей задачей показать этим энтузиазстам, как достижимы для них приключения под водой..."

      В своей книге Олдридж рассказывает о подводной охоте на Средиземном море. Он так и пишет: "Это книжка для англичанина с трехнедельным отпуском, который может приехать на побережье Средиземного моря, который умеет плавать (хоть немного) и который в состоянии истратить десятьпятнадцать фунтов стерлингов на экипировку (ружье, маску, дыхательную трубку и резиновые ласты). Книжка рассказывает вам, как и где искать рыбу, как охотиться за ней и как наилучшим образом использовать вашу экипировку уже через несколько дней после того, как вы начнете заниматься подводной охотой, ибо без инструкции и советов начинающий спортсмен вряд ли будет удачливым рыболовом. Я надеюсь также, что книжка будет полезна для всех. Но очарование собственного опыта, наглядная радость к увлекательность этого спорта, наблюдение жизни под водой - все, что становится вашим в тот чудесный миг, когда вы наденете стеклянную маску,-ни с чем несравнимы и неописуемы и лучше всего познаются на опыте".

      Книга Олдриджа, иллюстрированная самим автором, разбита на несколько глав, названия которых говорят сами за себя: "О чем все это?", "Оборудование", "Как пользоваться оборудованием", "Ныряние", "Рыба и где встретить ее", "Охота, общие сведения", "Охота, частные сведения", "Факты и разнообразие опыта подводного охотника", "Дополнительное оборудование и уход за ним", "Перечень рыб Средиземного моря" и "Рецепты рыбных блюд".

      Хотя книжка Олдриджа написана на материале Средиземного моря и рассказывает о рыбах того бассейна, но все сказанное в ней применимо и к нашим южным морям, в особенности к Черному, так как большинство рыб, встречающихся в Средиземном море, обитает и в нашем Черном море. Что же касается самой техники охоты и оборудования, то они одинаковы для всех водоемов, как морских, так и речных и озерных. Поэтому книжка Олдриджа может явиться чрезвычайно интересным и полезным пособием для наших рыболовов-спортсменов.

      Приводим перевод главы из книги Джеймса Олдриджа.

      "Больше половины удовольствия от подводной охоты за рыбой получаешь вовсе не от самой охоты и поимки рыбы. Вот почему я бы хотел коротко рассказать о некоторых приключениях и наблюдениях и показать, в чем заключается очарование и прелесть этого спорта, дающего возможность испытать неведомые ощущения в совершенно ином, не похожем ни на что мире.

      Вы действительно находитесь в ином мире, в совершенно ином, с того самого момента, как опустили голову под воду. Эта мысль снова и снова будет возвращаться к вам, и вам никогда не надоест повторять самому себе эту банальность: "иной мир, иной мир..."

      Прыжок в иной мир удивителен не только в том смысле, что жизнь под водой дает новые впечатления, но и в том, что этот внезапный переход из ясного, четко очерченного, как бы находящегося в вакууме мира предметов к сглаженному, размеренному, вязкому подводному миру, в котором даже резкие и энергичные движения обволакиваются зримой густотой,- удичителен для чувств.

      Именно эта густота, вязкость и имеет значение, и точно так, как Кусто называет мир под водой молчаливым миром (хотя он не так уж молчалив), вам захочется назвать его вязким миром.

      В этом все дело. Движения и предметы существуют не в пространстве, а в жидкости, и от этого создастся ощущение какой-то концентрации всего, давления и контурности, которые зрение схватывает лишь до определенных пределов.

      Вы обнаружите, что всматриваться в глубину-значит смотреть скорее в неволю, чем на свободу; это совсем не то, что смотреть в пространство или в небо. И все же, как только вы попадаете под воду, глубина и плотность, окружающие вас, создают впечатление свободы, несравнимое даже с полетом в воздухе, потому что человек еще не придумал крыльев для своего тела, а под водой он ощущает себя созданием с крыльями, чувствующим себя свободным в свободной стихии.

      Нырять вглубь и взмывать вверх, не пользуясь иной энергиеи, кроме энергии своих ног, означает окончательное освобождение ног от их упрямой привязанности к твердой земле и освобождение тела от необходимости подчиняться вертикальному положению. Иногда, вернувшись на землю после нескольких часов, проведенных в воде, вы сразу почувствуете себя канцелярской кнопкой, которую необходимо куда-нибудь воткнуть острием вниз, чтобы она была на своем месте.

      Попросту говоря, если к земле вас привязывает сила земного притяжения, то под водой к ее поверхности вас привязывает пузырек воздуха, Необходимость этого пузырька воздуха для легких делает надводный мнп чрезвычайно желанным местом, и ничто под водой не может сравниться с физической радостью первого глубокого вздоха после того, как вы вынырнете. Это также напоминает о том, кто вы есть: существо, которое живет на теплом газе, а не на холодных жидкостях.

      Итак, одна стихия дополняет другую. В этом прелесть этого спорта.

      Когда вы находитесь во взвешенном состоянии между двумя мирами, лежа на поверхности воды лицом вниз, трубка для воздуха становится вашей единственной связью с миром: вы как бы слушаете и осязаете посредством этой трубки, а не только дышите через нее. Например, звуки, которые доносятся до вас сверху, когда вы плывете, опустив голову в воду^ значительно более внятны, если они достигают вашего слуха через трубку, вы слышите игры детей на пляже, гудок паровоза и шум поезда, как бы мчащегося на вас, шум автотранспорта на близлежащей дороге, жужжание проплывающей моторной лодки-все эти звуки вы не только слышите над собой, но и в то же время и ощущаете их в колебаниях воды. Все они напоминают о внешнем мире наверху.

      Когда глубоко уйдешь под воду, ощущение земли исчезает, но море не так безмолвно, как может казаться. Вы услышите щелканье, скрежет, шипение и какой-то постоянный шум, напоминающий шум в ушах у глухих людей.

      Под водой любой звук, как, например, звонкий удар стрелы о камень, позвякивание якорной цепи, становится очень четким, металлическим, медленно распространяющимся звуком, который слышен очень далеко. Чем вы глубже, тем внушительнее кажется звук.

      Одним из наиболее приятных звуков, которые вы услышите, когда оудете нырять, является звук буль-буль-буль - словно булькает вода, напол^няющая бутылку. Вы услышите его, когда трубка начнет наполняться водой и вытеснять воздух. Это случается только с трубкой, у которой кончик обрезан прямо.

      Кстати изогнутый верх трубки срезают для того, чтобы обеспечить быстрый выброс воды при подъеме на поверхность. Изогнутая трубка всегда может чтепжять в изгибе немного воды, и она будет попадать вам в рот всТк^р^как вы вьшы ноте наверх "По обрезанной трубке можно сразу отличить настоящего пловца и охотника, так что вам следует это сделать ^"нУпер^йдс^к непосредственному опыту. Это не дневник, а скорее краткое о^1ние некоторых случаев, происшедших со мной, или упоминание о любопытных вещах.

      Говорят, что охотник видит больше, чем сторонний наблюдатель, но я должен отметить, что охота имеет свои ограничения. Однажды я одолжил свое ружье приятелю, а сам плавал с копьем среди скал по своим излюбленным местам. Я тыкал копьем во все норки и дыры и видел, что происходит в скалах, значительно лучше, чем когда в этих же скалах искал рыбу с ружьем в руках.

      Морской еж, зажатый морской звездой, или наоборот; удивительное количество, разнообразие и расцветка живущих в скалах мелких рыбок, которых я раньше никогда не замечал, подглядывающих за мной и шевелящих хвостиками, как напуганные собачонки; раскраска каждого камня, приобретающего под водой какой-то светящийся оттенок; растительность на скалах-желтых, зеленых, пурпурных тонов, и какие-то как бы накаленные добела полосы - вот "то я увидел.

      У меня есть ученик - Дак Стюарт, молодой писатель, американец, хороший пловец, человек высокого роста. Он страдает астмой. Как ни странно, если принять во внимание, чего только ему нельзя делать на земле из-за его заболевания, из него вышел очень хороший подводный пловец. Это удивляет меня, потому что я думал, что он будет задыхаться.

      - Напротив,-сказал он,-когда у человека астма, то его легкие увеличиваются до размера лошадиных, потому что ему приходится все время усиленно дышать, чтобы получить достаточное количество воздуха. И кроме того, в воде наблюдается просто великолепное отсутствие пыли!

      Дак прошел через то, что испытывают все начинающие, а именно - он слишком поспешно выпустил воздух, когда поднялся из глубины на поверхность, и наглотался морской воды. Хуже того, у него начались судороги, потому что он надел тесные ласты. Кроме того, он подстрелил рыбу и его онемевшие ноги запутались в леске. Единственным выходом было сорвать с себя ласты, маску, бросить их вместе с ружьем и лечь на спину, вытягивая пальцы ног-единственный способ избавиться от судороги.

      Он крикнул мне, чтобы я плыл к нему на помощь, и я, как ракета, бросился с берега, но он оправился прежде, чем я доплыл до него. Мне лишь оставалось надеть маску и нырнуть за его снастью туда, где он бросил ее.

      Найти его вещи было просто, но мне было неприятно смотреть на колоссальные белые ласты, маску, трубку и ружье, разбросанные по дну океана.

      Обезглавленный окунь, которого он подстрелил, медленно покачивался под водой.

      Каждый год я из любопытства пробую нырять и охотиться без ластов.

      Ощущение наготы - вот единственное слово, которое подходит к этому, наготы и беспомощности, потому что ноги кажутся такими голыми и бессильными без ластов, что я чувствую себя неприлично.

      Тот, кто не был среда подводных скал и в пещерах на морском дне, где растительность на камнях делает их яркими фантастическими видениями с инкрустациями из бриллиантов, по-настоящему не жил. Нырнуть (но не слишком глубоко, так как на определенной глубине все цвета кажутся синими и зелеными) и лежать под выступом скалы, держась за нее, увлекшись настолько, что почти забываешь о том, что надо подняться на поверхность,это ощущение нельзя передать словами. Самым живым цветом из всех кажется красный: стены некоторых пещер похожи на рубин, горящий, живой рубин.

      Но нырять в пещеры в одиночестве не следует.

      Однажды я обнаружил довольно большую пещеру в нескольких футах под водой. Я видел, как в нее проплыл большой серый силуэт с меня ростом, что, конечно, значит, что рыба была вдвое меньше. А когда я нырнул глубже, чтобы заглянуть в пещеру со стороны входа, находящегося ниже, оказалось, что там темно и ничего нс видно. Тем временем моя рыба ушла в глубь пещеры.

      Я явился туда на следующий день и являлся все последующие дни, с каждым разом дюйм за дюймом проникая в пещеру псе дальше и дальше.

      Наконец, я пробрался в нее; вот она, моя пещера Али-Бабы, ярко инкрустированная красными и зелеными красками и каким-то необычным золотисто-пурпурным цветом.

      Моей рыбы там, конечно, не оказалось, и к этому времени я сам нс совсем верил в нее. Ведь большие рыбы-одиночки не живут в пещерах, а для груперс (Огоурегз) здесь было недостаточно глубоко. Когда я захотел показать эту пещеру Даку, я просто нырнул и проплыл в нее так далеко, насколько позволяли размеры моего тела. Дак последовал за мной. Он не понимал, что я затратил много времени, обследуя пещеру, и то, как он сразу в нее попал, казалось ему весьма простым делом. Это доказывает, что вдвоем нырять лучше, чем одному. Присутствие одного придает другому если не смелость, то, по крайней мере, уверенность.

      Несколько недель спустя Дак, плавая около этой пещеры, стал взволнованно кричать мне, чтобы я подплыл и посмотрел на рыбу размером примерно с меня. Я опоздал, но по описаниям Дака не сомневался, что это была та самая рыба, которую я видел тогда. Думаю, что это был большой лишь Ыспе, бродящий вокруг подводных скал в поисках пищи, и, как все рыбы, испугавшись меня, поспешно спрятался в пещере, где он нашел временное убежище. После этого мы его больше не видали.

      Дак - теперь уже специалист - и я нашли еще одну пещеру около Мирамара. Мы проникли в нее через большой туннель; на глубине примерно шести футов оказались в колоссальном гроте, затем свернули под углом направо и выплыли через узкий проход наверх, который был достаточно широк для меня, но еле-еле дал возможность выскользнуть этому молодому гиганту.

      Именно в таких пещерах следует искать омаров, которые висят на сводах, как летучие мыши, но их вообще осталось слишком мало, и обнаружить омаров - дело счастливой случайности.

      Мурены и гигантские груперс (Огоурегз) также живут у входов в пещеры или в большие ямы, но в наши дни, если они там и есть, обычно прячутся и исчезают прежде, чем туда доберешься.

      Привет, старина! При виде осьминога меня всегда охватывают отцов^ ские чувства. С ними так занятно играть! Однажды, охотясь за кефалью, я увидел некрупного осьминога, спрятавшегося в старой глиняной водоотводной трубе длиной примерно в один фут. Вот он, в своей отдельной квартире!

      Мне пришло в голову, что неплохо бы взять его вместе с его домиком на берег и показать семейству. Я просто зацепил трубу своей стрелой и поплыл, держа добычу перед собой. Осьминог спокойно оставался внутри, и мы смотрели друг на друга почти лицом к лицу.

      К сожалению, я уронил трубу, и осьминог выскользнул оттуда, как ра кета. Он ушел недалеко, и я решил загнать его обратно в трубу. К сожалению, никто не видел моих ухищрений, но даже лучшей из пастушечьих собак не удалось бы добиться того, чего не мог добиться и я, потому что всякий раз, как я заставлял танцующего на своих ножках осьминога приблизиться к трубе, он перемахивал через нее и устремлялся куда угодно, только не в отверстие. Один раз; когда я почти вынудил его влезть в трубу, он совершил постыдный поступок-брызнул на меня и исчез, словно дымящийся бомбардировщик. Я искал его в той же трубе на следующий день, но он, вероятно, предпочел общую квартиру в скалах отдельной квартире в водоотводной трубе. Так он и не вернулся.

      Я замечаю, что рыбьи стаи смешиваются между собой. Особенно это относится к дорад (Оаигаае) и кефали, которые часто объединяются для совместных действий. Барабульки чаще всего встречаются парами, но как юлько их испугаешь, присоединяются к любому ближайшему косяку, словно пытаясь скрыться в толпе. Иногда они плавают с обычной кефалью, отставая от нее только на время, необходимое для приема пищи.

      В своих подводных скитаниях вы часто встретите колючих черных морских ежей, которые присасываются к скалам. Если вы внимательно присмотритесь к ним, то заметите, что у некоторых в шипах застряли обрывки морской травы или водорослей, а у других нет. Это интересно потому, что у тех, на которых есть трава, имеется пять цветных желез, являющихся частью их органа размножения. Эти рыбы-деликатес для жителей средиземноморского побережья. Те же, на которых нет обрывков морской травы, обладают недоразвитыми органами и в пищу нс идут.

      Интереснее всего наблюдать за морским окунем в действии. У берегов Теула и Мирамара, где я часто охочусь за рыбой, они обычно плавают в одиночку. Их прелестные быстрые движения, которые они производят без всяких усилий, их длинные, изящные тела, профессионально-полезная оливково-зеленая раскраска - все это выделяет эту рыбу как идеальную. Почти всегда на морских окунях можно заметить глубокие шрамы-следы сражений.

      У меня есть предположение, что одинокий морской окунь, плавающий около скал, большинство времени тратит на попытки соскрести со своей спины вшей. Очень увлекательно наблюдать, как окунь, словно играя, плавает, взмывает вверх, крутится, стремясь задеть за скалу, и представляешь себе, что он упражняется в акробатике. Однако при более пристальном наблюдении причина этого обнаруживается в черной отвратительной штуке, которая присасывается к нему и сосет кровь (чтобы быть правдивым, скажу, что первым это заметил Дак).

      Морская вошь (по латыни апНосгй) - это отвратительная штука, созданная скорее из высококачественной стали, чем из плоти и костей. К рыбе она прикрепляется при помощи загнутых ножек, которые практически не ломаются. Когда срываешь ее с рыбы, то вместе с вошью отрывается и кусок мяса.

      На более мелких рыбах вошь можно заметить около хвостового плавника, а это значит, что движения свободно плавающей рыбы часто замедляются из-за этой твари. " тянртгя

      В самом деле очень трогательно смотреть, как малсиькии лещ 1инси-н

      позади своих товарищей из-за того, что у него на хвосте пристроилась огромная вошь. Так и хочется поймать эту рыбку, избзвить ее от паразита и предоставить ей равный шанс в борьбе за существование.

      Многие вши очень велики, и мелкие рыбешки нс могут от них избавиться, поэтому рано или поздно они становятся слишком медлительными, чтооы выжить, и либо их пожирает какой-нибудь хищник, либо они просто чахнут.

      Последнее-мое предположение.

      Но вернемся к морскому окуню.

      Однажды в бурный день я подстрелил одну из этих бесстрашных рью, когда она с презрением плыла мимо моего носа. Моим трезубцем я попал ей как раз позади головы. Два рывка подранка-и нейлоновая леска натянулась до предела, третий рывок-и окунь сорвался с трезубца и уплыл. К и ворчал, и грозился, и гнался за ним, но бурное море представляло сооои мешанину пены, песка и пузырьков воздуха, а окунь, казалось, даже и не ыл К^отТа" я рассказал Даку, что произошло, он, по-моему,^ решил, что это обычный "охотничий" рассказ о рыбе, которой удалось уйти. Однако несколько дней спустя он увидел того же окуня, беззаботно плавающего, несмотря на три ясно различимые ранки. Я был так доволен, словно принес эту рыбу домой. Всегда ищешь и особенно ценишь такого рода подкрепления тем маленьким приключениям, которые случаются с тобой, когда вечером рассказываешь о них недоверчивым слушателям-собственному семеи

      Еще немного о вшах. Я еще никогда нс видел, чтобы одна рыба очищала от вшей другую. Однако я замечаю, что у "оседлых" рыб, живущих возле скал, вшей меньше, чем у других. Возможно, это происходит оттого, что они больше времени трутся о камни, чтобы избавиться от этого паразита. У кефали обычно нет вшей.

      Однажды я видел мостель (птоэЮИе) (очень хорошая белая рыба, ооитающая на большой глубине), попавшуюся в сеть. За двенадцать часов вши, крабы и другие паразиты совершенно проели ее тело, которое напоминало швейцарский сыр. Ее буквально съели живьем.

      С пятью или шестью рыбами на кукане я плавал неподалеку от Теула, как вдруг заметил, что за мной следом плывет стайка маленьких чернохвосток. некоторые из которых буквально пожирают весьма покалеченного окуня. Я принялся отгонять их, но они не отставали до тех пор, пока я со злости не начал размахивать куканом со своим уловом. Только тогда они исчезли.

      Встречаться со стайками мелкой рыбешки всегда очень занятно, ьсли попадешь в очень большой косяк сардин, то перед тобой вдруг открывается проход, который тут же смыкается позади тебя. В воде сардинки похожи на серебристые стрелки, и любопытно наблюдать, как время от времени какаянибудь сардинка вдруг встает на свои хвостик, постоит так немного, а потом догоняет остальных. Иногда целый десяток сардин встает одновременно. По_ чему они это делают - не знаю. Может быть это связано с пищеварением/ Бывает ли у сардин несварение желудка?

      Нет никакого сомнения, что как и при ловле форели, самое лучшее время для морской рыбы-это раннее утро и сумерки. Я лично не верю в успешный лов морской рыбы на утренней заре, но бледными вечерами, в конце жаркого дня, море представляет собой чарующее зрелище. Исчезает его ослепительный блеск, над водой висит легкая синяя дымка, синяя, как ночь в Персии. Неподалеку плывет белая фигура товарища. Если посмотришь вперед, то кажется, будто плывешь через бесконечную розовую завесу, ярко-розовую и осязаемую. За ластами бегут пузырьки воздуха, как жемчужины, разбросанные в этом розовом саду. Когда нырнешь и выдохнешь воздух, то можно наблюдать, как образуются скопления этих воздушных жемчужин, которые рассыпаются, делятся и исчезают, как будто море так богато ими, что еще несколько рассыпанных миллионов не составит для него большой потери.

      Это очень красиво. И для рыб на вакате наступает какой-то покой, который как бы выманивает их из убежищ на охоту за пищей. Если бы рыбы могли разговаривать, то шум от вечерних пересудов над водорослями был бы оглушающим. Во всяком случае они суетятся и становятся легкой добычей для охотника.

      Когда сумерки переходят в ночь, рыба вновь исчезает, и естественно, что на глубине становится плохо видно. Плавать в этом полумраке-то же самое, что вести машину в дождливую ночь. Кроме того, становится очень одиноко.

      Однажды вечером, перед самым наступлением темноты, я плавал неподалеку от берега над довольно глубоко лежащими скалами у Мирамара.

      Бледно-голубая вода казалась беловатой и светонепроницаемой над голыми камнями и черными водорослями, а большие белые долины, лежащие между этими высокими скалами, вызывали ощущение, будто и нахожусь на луне.

      В таких обстоятельствах человек чувствует себя совершенно одиноким.

      Однако быстрый взгляд наверх мгновенно устанавливает связь с обычным твердым миром и успокаивает вас.

      И все же я был как-то загипнотизирован своей обособленностью в этом бледно-голубом пространстве и начал нырять, переворачиваться и смотреть снизу на водную поверхность, чтобы увидеть, как шелковый занавес надо мной из розового превращается в серовато-черный, Вскоре чувство одиночества начало угнетать меня, и мне пришлось вылезть из воды и посидеть на твердых камнях, чтобы избавиться от этого чувства, прежде чем отправиться вплавь в свой длинный путь домой.

      Во Франции охота на рыбу после заката теперь запрещена, так что закон оберегает вас от таких жутких испытаний, если только вы сами не захотите испробовать их ради сильных ощущений.

      Плавать ночью в маске страшно и мрачно, потому что море живет только в фосфоресцирующих блесках и все кажется угрожающим. Рыбы превращаются в неясные тени - блеснут на миг и исчезнут. И как бы ваш разум ни твердил, что вам известна каждая скала, каждый камешек под водой, что-то заставляет вас вылезть на берег и предоставить море самому себе.

      Слишком много в море от первобытной ночи, а цивилизованный человек изнежен для подобных испытаний.

      У французских берегов наибольшую опасность для подводного охотника представляют лодки с подвесным мотором. Еще хуже те дьявольские штуки, которые тянут за собой водных лыжников. Когда слышишь, как они с визгом несутся на тебя, лучшее, что можно сделать,-это нырнуть, уйти под воду, так как они лишь едва касаются поверхности воды. А если вы попытаетесь отплыть в сторону, то не успеете.

      У меня была мысль изобрести желтый флажок, который охотник мог бы прикреплять за спиной, чтобы его видели. Но хорошо зная порядки на французских дорогах, я не представлял себе, что флажок будет иметь какоинибудь эффект в открытом море.

      Страх перед этими моторками у меня особенно велик после того, как однажды вечером в Теуле какой-то спортсмен вывел свою лодку в море.

      начал делать крутые повороты и вылетел из нее. Я не забуду выражения его лица, когда он повис за бортом.

      Со скоростью миль тридцать в час лодка помчалась дальше без него и с ревом и визгом ворвалась в маленькую бухту. Пляж немедленно опустел, словно рука великана сгребла всех людей. Одна мамаша бросилась со своими детьми в лодочный сарай и захлопнула за собой дверь, когда лодка с ревом понеслась на пляж. Свой путь моторка закончила, врезавшись в рыболовецкие суденышки, раскрошив их и сорвав свою обшивку о прибрежные скалы, после чего она с визгом уткнулась в брюхо весельной ^лодки.

      Конечно, владельцу моторки не повезло, но крики "убийца!" и прочие проклятия должно быть преследовали его много ночей. Попадись на пути лодки подводный охотник, рассчитывающий, что его заметят с моторки, его бы перерезало пополам или бы размозжило ему череп.

      Если вы хотите узнать, почему рыбы боятся людей, посмотрите на человека, который ныряет внизу под вами, и вы увидите, каким толстым, китообразным чудовищем он выглядит.

      Мне кажется, что самое драматическое зрелище из жизни рыб мне довелось увидеть, когда однажды вечером я заметил стаю очень крупных кефалей, сбившихся в кучу, словно гроздь винограда. Они, казалось, сошли с ума и смешно носились в воде вверх и вниз, туда и сюда, поворачиваясь и извиваясь, но всегда все вместе. Они, видимо, не замечали меня, и я гонялся за ними над скалами, пытаясь понять, что случилось, и надеясь поймать хоть одну рыбу.

      Вскоре мне стало ясно, что происходит процесс оплодотворения^ Ьероятио, одна из рыб во главе этой кучи была самкой, которая должна была вотвот начать метать икру, а остальные серебристые силуэты были самцами, боровшимися за право первыми оплодотворить ее. Возможно, они даже давили на бока рыбы, чтобы заставить ее скорее начать икрометание.

      Они ныряли вглубь и взмывали вверх словно привязанные друг к Другу, а я гонялся за ними, возбужденно стреляя в эту кучу, не успевая собраться с мыслями и выбрать одну рыбу и целить в нее.

      Но вдруг вся рыбья гроздь опустилась глубоко вниз, и каким-то ооразом четыре пли пять самых крупных кефалей прижали самку ко дну и держали ее там, нажимая и давя на нее, Я нырнул за ними.

      Они даже не замечали моего присутствия. Я уверен, что мог бы схватить их за хвосты. Я подобрался поближе, выбрал самого крупного участника этой драмы и выстрелил ему в спину.

      Я не очень сентиментален, но у меня застрял комок в горле, когда, гоняясь за ним и пытаясь ухватиться за стрелу, чтобы вонзить ее поглубже в тело рыбы, я почувствовал, с какой силой вырывается от меня моя жертва, как -она извивается, кружится. Ему удалось вырваться, но он был ранен и, лежа на боку, стал уходить от меня. Я гонялся за ним наподобие истребителя, по всем скалам, долинам, через водоросли. Я поднимался только для того чтобы глотнуть немного воздуха, и снова бросался за раненым самцом.

      Я подстрелил его .еще два раза, прежде чем крепко и по-настоящему попал ему в бок, когда мы оба уже совершенно выбились из сил.

      Он боролся у меня в руках, боролся на кукане. Это была великолепная рыба, охваченная страстью, которую я, как вор, так грубо прервал.

      Мне было жаль эту рыбу, но ни одна охота не была такой отчаянной и утомительной и ни одна рыба до этой не была в такой мере достойна ее.

      Такую же свадьбу я увидел еще раз вместе с моим другом Даком, только на этот раз происходило сразу две свадьбы, и мы отчаянно гонялись за обоими. Как обычно бывает, когда ты уверен, что поймаешь хорошую рыбу,-ломается ружье. Так случилось и на этот раз, и мне пришлось усесться наверху на камни и чинить его. К тому времени, как мне удалось произвести более или менее сносный ремонт, вся рыба, конечно, ушла.

      В полдень, когда высоко в небе светит ясное солнце и прямые лучи света, пронизывающие чистое море, подобны стрелам лука, направленным па какую-то движущуюся точку на дне, появляется ощущение, будто можно сломать такую стрелу на-двое, если по ней ударить. Но когда плывешь сквозь эти стрелы, глядя прямо вперед, создается впечатление, что плывешь в светонепроницаемом стекле. Вода кажется такой крепкой, что начинает болеть голова.

      Море полно всяких интересных вещей, зачастую весьма неожиданных.

      Некоторые из них имеют даже познавательное значение. Так, однажды на мелком месте я лежал на животе и читал брошенную газету, валявшуюся на дне. Там была статья о миноанской оросительной системе. Мне пришлось нырнуть глубже, чтобы разобрать мелкий шрифт. Если вы думаете, что я преувеличиваю, я могу добавить, что меня позвали прежде, чем я успел прочесть статью до конца. На следующий день я вернулся, чтобы дочитать ее, но газету унесло отливом. Я искал ее, нырял за каждым увиденным клочком бумаги, но тщетно, и с тех пор, всякий раз попадая сюда, я не могу видеть куска газеты под водой без того, чтобы не нырнуть и не посмотреть, не моя ли это недочитанная статья.

      В море есть два существа, которые жалят (не считая го1зсаз8е). Одно из них-маленькая медуза. Ее трудно заметить, но внезапное жжение тела свидетельствует об укусе, место которого обычно представляет собой аккуратное круглое пятнышко. Жжение продолжается в течение суток, а затем проходит.

      Другое существо-обыкновенная оса. Взгляните только, как она проницательна! Не успели вы вынырнуть на поверхность, как оса появляется над вашей головой, словно она только и ждала того момента, когда вы покажетесь на поверхности. Сколько бы раз вы ни ныряли в воду, чтобы избавиться от этой дряни, она всегда ждет вас, и никакие взмахи рук не помогут. Приходится примириться с мыслью, что вас могут ужалить в спину, и продолжать охоту.

      Недалеко от Теула я нашел под водой разбитую садовую вазу, такую луковицеобразную глиняную штуку, которую всегда встречаешь в аккуратных садиках. Ваза, наполовину увязшая в песке, лежала около скал. Часть верхнего ее отверстия была, однако, открыта, и я видел, как туда заплывал окунь. Я никогда не стрелял в него, но часто нырял на дно, чтобы заглянуть в этот странный дом, но вскоре, поняв, что своим любопытством отпугиваю окуня, я оставил его в покое.

      Близ Теула у меня выработался очень хороший маршрут для подводной охоты". Две "остановки" этого маршрута были около нор, где я всегда видел двух больших губанов.

      К сожалению, когда я нырял за ними, они исчезали в лабиринтах талы, куда я не мог пробраться. В конце концов я придумал, как подобраться к их норе незамеченным. После целой недели попыток мне удалось подстрелить первого губана. Позже эта нора никогда не оставалась пустой и сделалась любимым местом жительства губанов. Мне всегда удавалось найти там хогор^я Остановка была также у норы, еще более глубокой и труднопроходимой и рыба, которая в ней жила, была мне неизвестна. Она отлив"1ла золотом, как карп, и была очень большой. Она была хитра. Как бы: о^_ рожно я ни подбирался к норе, я всегда видел ее одно мгновениележащеи на камнях над входом в нору, а в следующий миг она поворачивалась и исчезала в каком-то узком проходе.

      Ни одну рыбу я не знал так хорошо, как эту, и каждый день тратил много времени, чтобы обмануть се или, по крайней мере, отпугнуть от норы, чтобы мой друг Дак мог бы подстрелить ее. Но вес было тщетно.

      Но настал день, когда я незамеченным подкрался к ней. Л глуооко нырнул и почти ползком добрался до нес, чувствуя, что мои легкие "^-о01 разорвутся. Я выстрелил, промахнулся и тут же рванулся наверх, так как слишком долго добирался до рыбы под водой.

      С трудом переводя дух, я одновременно перезарядил р\жье. "1 не ожи дал снова встретить эту рыбу. Однако по какой-то причине, по какому-^о отчаянному любопытству, которое так часто бывает у рыб, она вышла из своей норы и снова лежала на камнях. Клянусь, она смотрела на ^"^

      Я не колебался - проплыл мимо, повернулся и, осторожно зайдя с тыла, выстрелил и на этот раз удачно, "пягявнпу Поглубже всадив в рыбу стрелу и придерживая золотистою красавицу в руках я гулей взмыл на поверхность.

      По мере того как я поднимался, рыба уменьшалась в размерах, и когда я выбрался из воды, то увидел, что она была вдвое м"Iьшетого"чтоя предполагал, хотя все же была самой крупной рыбой этой ПОРОДЫ.КОТОР^ мне когда-либо удавалось подстрелить. Это была 1агЬге тщшсг коричневатожелтого оттенка, редкая рыба для того времени года, когда я охо

      Так была ликвидирована эта "остановка" в моем маршруте, потому что рыба была очень старой и давно превратила эту нору в свою тT-"3^00, ственность. Другие рыбы там не поселялись. Иногда я нырял и заглядывал туда привлеченный шнырявшими вокруг двумя маленькими ароопэ, потому' что вид этих круглых, красных, похожих на электрические лампочки рыбок всегда приятен.

      Но нора опустела. Я убил старого друга.

      Под водой всегда появляется желание схватить рыбу за хвост. Сначала я делал серьезные попытки поймать рыбу руками, так как ""^У^Р"1,410 это возможно. Но даже с самыми сонными и спокойными Р"6^"^^ках оставался я, а они были только озадачены тем, как я могу даже иы""^зТе^^на^я^в^атьея тем. что гонял рыб голыми руками, подталкивая их, как овец.

      Губана так редко удается увидеть наверху, у поверхности воды, что однажды, встретив такую рыбу, довольно крупную, плавающую почти поверху отличная мишень,- я не выстрелил только потому, что решил, что она больна и умирает. Нет нужды говорить, что она была совершенно здорова и нырнула на дно, как только я попытался схватить ее руками.

      Самую крупную дорад (Оаига"1е) в моей коллекции упущенных рыб я подстрелил в каком-то подводном туннеле. Я стрелял в нее через щель сверху, не представляя, какой величины была рыба, пока я не попал в нее.

      В результате-моя стрела, которая вонзилась в рыбу, застряла в щели, а дорад плавала вперед и назад, и я не мог вытащить ее через узкую щель.

      Стрела так и моталась по щели, словно каретка пишущей машинки. Я нырял и нырял, стараясь поглубже загнать стрелу и ища возможности пробраться в нору, чтобы вытащить оттуда мою добычу.

      Каждый раз, как я нырял, я проплывал мимо довольно крупного осьминога, прятавшегося в расщелине скалы. У меня не было намерения его трогать, и поэтому меня раздражало, что он сжимался, когда я проплывал мимо него вверх пли вниз. Мечась между похожей на каретку пишущей машинки рыбой и осьминогом, я терял голову, и когда в полном отчаянии сунул голову и руку в маленький проход, чтобы достать свою добычу, я так испугал рыбу, что она сорвалась со стрелы и, освободившись, скользнула мимо меня.

      Обозленный этой потерей, я хотел подстрелить осьминога, но и он успел дать стрекача.

      * * *

      Время на подводной охоте проходит быстро. Хотя в воде можно подряд проводить лишь час, самое большее два, но на берегу всегда с нетерпением ждешь, когда наступит время снова войти в воду.

      В конце дня, проведенного в занятиях этим спортом, появляется убеждение, что ты ничем не хуже рыбы. Если же охота была неудачной, то убеждаешь себя, что рыба - глупое существо, ради которого не стоит беспокоиться.

      * * *

      Н. Елизаров

      БОЛЬШЕ И ЛУЧШЕ

      В марте и апреле 1956 г. в Москве и Ленинграде Главкультторгом Министерства торговли СССР были организованы и проведены три выставки, на которых наряду со спортинвентарем всех видов спорта был широко представлен и рыболовно-спортивныи инвентарь, изготовляемый на предприятиях Советского Союза, а также в различных зарубежных странах.

      Как и нужно было ожидать, отдел рыболовного спорта привлек особое внимание всех посетивших выставку.

      К сожалению, как показала выставка, еще нередки случаи, когда на прилавках наших магазинов можно увидеть поступающие в продажу изделия явно заниженного качества, не отвечающие техническим требованиям, покупающиеся лишь по необходимости, из-за недостатка выбора.

      Исходя из этого, рабочая комиссия при выставке, организованная Глапкультторгом (председатель комиссии тов. М. С. Кузнецов), куда вошли представители от ГУМа и Главного управления охотничьего хозяйства, рекомендовала снять с производства некоторые изделия спортинвентаря как устаревшие, давно вышедшие из употребления или далеко отошедшие от первоначального оригинала.

      И действительно, как можно производить и пускать в продажу такие блесны, как "уралка". "лососевая" и деревянную приманку "орено", которые только своим названием напоминают те блесны, какими они были приняты в производство впервые. Оснащение блесны "спираль", "лососевая", "РС-1", "РС-2", "волна", "шторлинг", "касспинер" маленькими тройничками не только снижает их качество, но и не соответствует габариту блесен. Кроме того, некоторые из них настолько легки, что годны только "на дорожку", так как при забросе на спиннинг они сильно "парусят" и путают лесу.

      Леса из полиамидной смолы, особенно мелкого сечения, выпускаемая нашими предприятиями, остается низкого качества. Калибровка по длине имеет большие отклонения, отчего сопротивление на разрыв неодинаково.

      Упаковка лесы небрежная, отчего леса часто путается при разматывании моточков.

      Спиннинговые катушки, выпускаемые заводом № 1 ВВОО, также далеки от совершенства. Не говоря уже о зазоре между корпусом и шпулькой катушки, доходящим в некоторых случаях до 0,5 мм, куда при забросе частенько попадает леса, много хлопот рыболовам приносят туго проворачивающиеся ручки катушек, тяжелая шпулька, развивающая ненужную инерцию и которая к тому же не снимается без специального ключа.

      "Промкомбинат", "Рыболов-спортсмен", ленинградские "Трудовые лечебные мастерские", артель "Надомный труд", изготовляющие рыболовные крючки, до сих пор не освоили термической обработки их, отчего крючки или легко разгибаются, или просто ломаются.

      Беден и ассортимент мормышек, да к тому же мормышки с корпусом из цветного металла делают так, что блестящие грани, которые должны быть обращены к свету, находятся внизу и свет падает на темную сторону мормышки.

      Аналогичные выводы и предложения сделала комиссия по целому ряду других номенклатур изделий спортивного рыболовства.

      Но несмотря на все недостатки, которыми еще страдают наши производственные организации, после посещения выставки остается твердое убеждение, что все лучшее, что было представлено на выставке и получило одобрение широких масс, будет освоено производством и пущено в продажу.

      Завод № 1 ВВОО уже принял в производство замечательную спиннинговую катушку Е, И. Бергарда из Риги, которая, видимо, скоро появится на прилавках наших магазинов и будет доступна каждому любителю-спиннингисту.

      Особый интерес вызывает стенд с экспонатами, сконструированными и сделанными любителями-умельцами. Поражает разнообразие экспонатов, их новизна, чистота отделки.

      Удобное и весьма надежное спиннинговое удилище клееного бамбука представлено Гарнисом. Привлекают внимание спиннинги Иванова, Герасимова и других.

      Очень оригинально сделана "удочка туриста" Шубина. Комбинированное удилище при постоянном колене с пробковой ручкой, служащей при походе посохом, легко превращается в подсачек и багор, а также может быть спиннингом, нахлыстом и удилищем для ловли в проводку при соответствующей смене наконечников, которые хранятся в том же посохе.

      Мормышки Солодова, жерлицы Новикова с выстрелом и автоматически выбрасывающимся флажком при поклевке, кружки-жерлицы из пенопласта Кокина, не зацепляющаяся в траве блесна типа "Канада" Шилова, футляр для кружков Самарина и много других экспонатов представлено на выставке.

      Посетители выставки и вся многомиллионная армия рыболовов-спортсменов ждут, когда можно будет без труда приобрести в нужном количестве вещи, изготовляемые нашими производственными организациями.

      * * *

      Н. Елизаров

      ПОЧЕМУ ПРОИГРАЛ ЛЕНИНГРАД

      В вагон поезда Москва-Ленинград 24 марта 1956 г. вошли не совсем обычные пассажиры.

      Проводник вначале удивленно и с некоторой недоверчивостью рассматривал их одежду, рюкзаки, из которых торчали удочки, пешни, уложенные по походному в чехлы, а у некоторых-аккуратно увязанные лыжи. Но... придраться было не к чему. Пассажиры не спеша, вежливо проходили друг за другом в вагон Их было более двадцати человек. Ехали они до станции Академическая.

      Впереди на путях вспыхнул зовущий куда-то вдаль зеленый глаз светофора. Платформа и стоящие на ней люди бесшумно и плавно, точно гонимые ветром, поплыли мимо окон вагона. Едва ощутимо хрустнул первый стык рельсов, за ним более энергично-другой, третий... и фонари, стоящие вдоль полотна, торопливо, подгоняя друг друга, побежали назад.

      Проводник, горевший любопытством, не замедлил явиться в купе к рыбакам. Вскоре он уже знал, что рыболовы-подледники Москвы едут на спортивную встречу с рыболовами Ленинграда, организованную по инициативе МДО "Рыболов-спортсмен". Он волновался вместе с ними и желал им всяческого успеха, превратился в ревнивого болельщика московской команды.

      - Вы бы хоть в газетах потом написали о результатах вашего соревнования,- говорил он,- а то вот едете со мной, а я и знать не буду, кто из вас победит.

      Видно в душе он был тоже не прозаик... Подробно расспрашивал, где и как должна произойти встреча и на что сейчас лучше ловить.

      Утро следующего -дня рыболовы Москвы встретили еще в поезде. Некоторые встали еще задолго до рассвета. Проехали Вышний Волочек. Скоро Академическая. Рюкзаки увязаны, рыболовы готовы к выходу. Поезд стоит две минуты.

      Проводник в последний раз желает им "ни хвоста, ни чешуи" и провожает своих пассажиров дружеским взглядом.

      Станция Академическая находится в 305 км от Москвы и не даром была облюбована организаторами встречи Москва-Ленинград. В полукилометре от железной дороги, рассекаемые деревней Заречье, расположены два озера: верхнее-Никулинка и нижнее-гораздо больше-Имолжье. Ни то, ни другое озеро не знакомы ни московской, ни ленинградской команде.

      Удивленно смотрели в это утро на приехавших людей жители деревни Заречье.

      Официальная по форме, но теплая, дружеская встреча обеих команд произошла на льду. Огромное знамя цвета воды с эмблемой "Рыболовспортсмен" придавало встрече какую-то особую торжественность.

      Соревнования обещали быть интересными, а борьба - нешуточной, ибо обе команды, как Москвы, так и Ленинграда, были составлены из сильнейших мастеров рыболовного спорта - "зимников". Интересной она была еще и потому, что, как выяснилось потом, обе команды по своим тактическим приемам оказались совершенно непохожими друг на друга.

      Одна из них была избалована на богатейших рыбой водоемах северозапада, другая, как видно, закалилась на неудачах.

      Ленинградцы - непревзойденные блесенщики. Глядя на арсенал их блесен, можно диву даться, сколько выдумки и старания надо было приложить к тому, чтобы создать такие совершенные по формам и раскраске блесны. Здесь, кажется, есть все, даже рубины, искусно впаянные вместо глаз.

      К излюбленным водоемам ленинградцев прежде всего принадлежит Вуоксинская водная система с ее многочисленными заливами и озерами, раскинувшимися' на протяжении более чем 250 км, начиная от финского озера Сайма и до впадения ее в Ладожское озеро.

      Река Вуокса куда счастливее многих наших рек Подмосковья, когда-то также богатых рыбой, но от постоянного нарушения режима и главным образом от загрязнения превратившихся в совершенно безрыбные. Вуокса избежала этой несчастной участи.

      Форель и лещ, хариус и судак, лосось и угорь, сом и сиг-вот многочисленные обитатели ее светлоструйных холодных вод. И если бы рыбе не загораживали путь, главным образом при икромете, повсюду расставленные сети, не оставляющие прохода, то рыбы в Вуоксе было бы еще больше. А сколько радостных неожиданностей приносит рыболовам-спортсменам озеро Ладожское!

      Осенью, по первому льду, здесь иногда начинается такой жадный жор окуня весом до двух килограммов, что некоторые рыболовецкие хозяйства, расположенные на Ладоге, оставляют сети и ловят на блесну, выполняя государственный план.

      Благодатное озеро, незабываемое по красоте своей! И какой только рыбы нет в нем! Даже омуль-извечный житель озера Байкал-и тот с помощью человека перебрался нынче на Ладогу, и, кажется, она пришлась ему по вкусу.

      А озера Красное и Нахимовское! Или Пюха-Ярви, Кима-Ярви, ЮлаЯрви какой только рыбы нет в этих озерах! И сколько нужно уменья, чтобы поймать ее!

      Такое богатство и разнообразие рыбы заставляет рыболовов-ленинградцев быть универсальными, готовыми ко всяким неожиданностям. И недаром В. И. Ильин-токарь одного из ленинградских заводов, участник встречи рыболовов Москвы и Ленинграда превратил свой спиннинг в универсальную удочку, в совершенстве овладев им, делая из него по мере надобности то донную, то пахлыст, то удочку для ловли на червя в проводку, то на закидку с картофелем.

      Много нужно изобретательности и выдумки, чтобы овладеть таким мастерством ловли на спиннинг.

      - Люблю экспериментировать,- говорит В. И. Ильин,- я сам все делаю - и удочки, и блесны, а если нужно, то и паяю крючки.

      Или вот Г. А. Попов, мастер другого ленинградского завода, разносторонний рыболов-спортсмен, неоднократно занимавший в городских соревнованиях первые места. А совсем недавно ему посчастливилось поймать на спиннинг сома весом в 47 кг. Без достаточного уменья вряд ли можно вытянуть такую "рыбку".

      Небольшого роста, тихий и спокойный на вид токарь завода И. Н. Юрченко делается совершенно неузнаваемым, когда попадает на водоем.

      Страстный и стремительный, это один из сильнейших рыболовов Ленинграда и один из очень немногих не только блеснит, но и прекрасно ловит на мормышку.

      Можно еще много рассказать о каждом вошедшем в команду сильнейших от Ленинграда.

      Что же должны были противопоставить им москвичи, чтобы одержать победу?

      Москвичи далеко не избалованы такими богатыми рыбой водоемами, как ленинградцы. Частенько они часами просиживают на берегу или около лунки без единой поклевки. Они хорошо знают, что очень редко бывает, когда, как говорят, "окунь сам на лед выпрыгивает". Его нужно искать упорно, а иногда и очень долго. При метровой толщине льда это бывает весьма затруднительно... Вот поэтому и пешни у них самые изысканные, далеко опередившие по технике ленинградцев. Тут и острая, как бритва из хромированной стали, лопаточка, которая срезает лед, как сливочное масло, и хитроумный коловорот.

      Но и найдя окуня, нужно большое уменье и мастерство, чтобы выловить его при полном отсутствии жора. Эти "секреты" даются немногим.

      Нужно хорошо знать повадки и капризы окуня или другой рыбы, чтобы соответственно приспособить снасть...

      В одном отношении ленинградцы имели некоторое преимущество. Они приехали на станцию Академическая еще накануне и успели поговорить с местными рыболовами, узнали хотя бы приблизительную характеристику озера.

      На утро, после официальной встречи, когда главный судья Снарский объявил условия соревнования и в 10.00 был дан старт, ленинградцы, встав на лыжи, устремились в заранее обусловленное место и каждый начал ловить.

      Москвичи только что перед тем сошли с поезда. К тому же многие были без лыж и чувствовали себя не совсем уверенно. Разбившись на две группы, они как бы ощупью двинулись на лед. Но тактика и организованность, как выяснилось потом, у москвичей оказались значительно выше, чем у ленинградцев.

      Москвичи не доверились слепому "рыболовному счастью". Рассыпавшись по льду, они превратились на время в разведчиков. Каждый упорно, не жалея сил, отыскивал стоянки рыбы.

      Прошло немного времени, и вдруг где-то в одном месте полетела вверх снятая с головы шапка. Это означало: "Все ко мне, нашел рыбу!" Сразу же, несмотря на метровую толщину льда, "счастливца" окружали плотным кольцом лунок. Тут же на ходу возникали деловые "производстсвенные совещания", рыболовы делились советами, как и на что лучше пойдет клев.

      Мастерство, помноженное на уменье ловить коллективно, командой, заботясь не только об индивидуальном успехе, но и об успехе соседа,- вот что, пожалуй, в основном предопределило заслуженную победу москвичей.

      Они в этой встрече наловили рыбы в три раза больше, чем ленинградцы, заняли первое место, выиграли переходящий кубок.

      Личное первенство по улову заняли москвичи пенсионер П. К. Кузьминский и фрезеровщик Б. Петров. Последний особенно отличился своим упорством в отыскивании рыбы, а сколько он лунок прорубил - пожалуй, трудно сосчитать.

      Вечер наступил внезапно. Не успели участники встречи после официальной и деловой части, когда были объявлены имена победителей, как следует перезнакомиться друг с другом, как уже сделалось темно. Нужно ^ идти на отдых. Там всех ждали теплые гостеприимные комнаты и горячий, дышащий паром самовар.

      День на свежем, морозном, к полудню потеплевшем воздухе был волнующим и напряженным. Приятная усталость разливалась по телу. Тянуло ко сну. Но разве можно пропустить такой случай - впервые встретившись с рыбаками другого города, не поговорить с ними, не обменяться опытом.

      Преодолевая усталость, точно сговорившись, спортсмены потянулись после короткого отдыха на штаб-квартиру, которая была расположена в этой же деревне Заречье.

      Две смежные избы, просторные и чистые, едва вместили всех желающих. О чем только ни говорили тут!

      Москвичи рассказывали об искусстве ловли на мормышку при совершенном отсутствии жора, доставали свои удочки, делились наблюдениями.

      Ленинградцы как величайшую драгоценность доставали из потайных карманов свои удивительные блесны, необыкновенные карабины и замысловатые по форме крючки. В этом они, нужно отдать им справедливость, далеко обогнали москвичей.

      Но самым волнующим вопросом как для москвичей, так и для ленинградцев оказался вопрос об охране наших водоемов от загрязнения, о борьбе с истреблением рыбы и с браконьерством. Нельзя больше мириться с таким положением, когда рыболовецкие хозяйства, обходя установленные законом нормы и правила ловли, хищнически уничтожают рыбу.

      Много было высказано пожеланий о разведении и об акклиматизации новых пород рыб.

      Польза такой встречи несомненна. Ленинградцы, как и москвичи, горячо выразили пожелание, чтобы такие встречи не носили случайный хаоактер, а сделались традиционными.

      * * *

      У РЫБОЛОВОВ-СПОРТСМЕНОВ

      ПО СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ

      В Литовской ССР

      Первый республиканский пленум секции спортивного рыболовства, состоявшийся 15 июня 1955 г., избрал президиум: А. Булота - председатель, И. Савицкас - зам. председателя и председатель судейской коллегии, А. Касюлайтис - секретарь, И. Хеифец-представитель Литрыбвода, Степанов-староста общественных инспекторов, А. Суткус и В. Вайгюнас. Было решено провести в 1956 г. три республиканских соревнования (зимние, по удочке и по спиннингу) и восемнадцать междугородных встреч.

      По просьбе секции ихтиологи республики написали книгу о рыбах Литовской ССР. Коллектив авторов подготовил справочник о спортивном рыболовстве.

      Секция принимает деятельное участие в охране рыб в республике. Выпускается массовый плакат с указанием, как бороться с браконьерами и лицами, наносящими вред рыбным ресурсам. Проводятся семинары для общественных инспекторов в районах и городах. Президиум секции работает в постоянном контакте с Литрыбводом. Проводится зарыбление водоемов. В один из водоемов секция выпустила мальков гибрида карпаамурского сазана и американской палии. Зарыбление и охрана водоемов ставятся непременным условием работы местных секций и коллективов.

      Основной своей целью республиканская секция ставит создание таких рыболовно-спортивных коллективов, которые должны быть сплочены вокруг больших культурных общественных задач спортивного рыболовства и будут воспитывать рыболовов в духе высоких моральных спортивных требований.

      Интересен в этом смысле опыт состоявшихся в республике соревнований.

      Оправдало себя включение в правила соревнования такого, например, условия, как коллективная ответственность команды за спортивную этику своих членов. Так, на одном из соревнований первая команда города Вильнюса, имевшая возможность занять первое место, была снята с учета за то, что два участника команды проявили нечестность и были дисквалифицированы.

      В другом случае команда Вевиского района была допущена к старту только с условием, что спортсмены Вевиского района сумеют до следующих соревнований ликвидировать браконьерство в одном из спортивных водоемов.

      При невыполнении условия команде этого района грозило, что к следующим соревнованиям она допускаться не будет. Литовские спортсмены находят, кроме того, естественным не допускать в соревнующиеся команды людей, замеченных в том, что они пользуются острогой и другими видами неспортивной ловли.

      В Свердловской области

      Мы имеем сведения, что в Свердловской области, среди рабочих и служащих многих крупных предприятий, тяга к рыболовному спорту очень велика и количество любителей этого спорта значительно превосходит 12 000 рыболовов, официально зарегистрированных в добровольных спортивных обществах на 1 января 1956 г. Но развитию организованного спортивного рыболовства чрезвычайно мешает создавшееся в области противоестественное положение. Несмотря на обилие близлежащих своих водоемов, многие спортсмены - жители Свердловска - предпочитают ездить на рыбную ловлю в соседнюю Челябинскую область. Там же они проводят свои коллективные соревнования. Объясняется эта странность тем, что все местные водоемы Свердловской области, включая и пруды, которые находятся в черте городов, облавливаются^ организациями Рыбтреста, причем те широко пользуются сетями с мелкой ячеёй. Если так будет продолжаться, "все водоемы около городов Свердловской области в скором времени будут совершенно обезрыблены",-пишет председатель областной секции спортивного рыболовства Титов. Это положение может измениться только при условии, если будет проведено в жизнь закрепление водоемов за спортивными обществами, которые активно займутся рыборазведением.

      В московской городской секции спортивного рыболовства

      В декабре 1955 г в Московском городском комитете по физической культуре и спорту была созвана общегородская конференция рыболовов-спортсменов.

      Конференция отметила, что фактически никакой работы по пропаганде развития рыболовного спорта в масштабе города не ведется и коллективы рыболовов-спортсменов на предприятиях и ДСО предоставлены сами себе.

      Конференция избрала новый состав секции и ее президиум, рновь избранный состав секции своими основными задачами на 1956 г. определил:

      1) пропагандировать рыболовный спорт среди трудящихся Москвы;

      2) установить постоянную связь с секциями рыболовов-спортсменов всех ДСО, развернуть широкий обмен опытом и перестроить работу секций в соответствии с приказом комитета № 535;

      3) установить контроль за выпускаемым рыболовно-спортивным инвентарем и снастями и содействовать повышению их качества.

      Секция образовала три комиссии: организационно-массовую, агитационно-пропагандистскую и учебно-методическую, спортивного инвентаря.

      В соответствии с этим основная работа секции идет по трем направлениям:

      1. Установление связи со всеми рыболовно-спортивными коллективами ДСО и организаций. К сожалению, необходимо отметить, что не все ДСО правильно восприняли приказ № 535 и до сего времени не считают рыбную ловлю спортом. В ряде ДСО, как, например, "Буревестник", секции рыболовного спорта не созданы, хотя в учреждениях и на предприятиях, входящих в систему ДСО, имеются большие коллективы любителей этого вида спорта.

      2. Организация и проведение общемосковских соревнований по различным видам спортивной ловли рыбы.

      3. Участие в работе Всесоюзной секции по контролю за выпускаемым рыболовно-спортивным инвентарем и улучшению его качества.

      Первым массовым мероприятием секции по объединению рыболововспортсменов Москвы были организованные 25 марта на Пироговском водохранилище товарищеская встреча по подледному лову рыбы и там же 8 апреля лично-командные соревнования на кубок Городского комитета по зимней ловле по последнему льду.

      Несмотря на плохую погоду, 25 марта на лед вышли 18 команд по 10 человек каждая.

      Все ДСО и коллективы, принявшие участие в этой встрече, горячо приветствовали первое мероприятие секции.

      8 апреля участие в соревновании приняла 21 команда. Дождь и временами снег, плохая видимость и, в связи с этим, плохой клев не помешали проведению соревнования.

      Первое место завоевала команда МДО "Рыболов-спортсмен", второе "Крылья советов", третье - вторая команда МДО "Рыболов-спортсмен".

      В своем постановлении Президиум секции отметил, что такие соревнования являются одной из основных форм работы по объединению всех рыболовов-спортсменов Москвы и хорошей базой для обмена опытом и повышения мастерства. Одновременно учтены и отмечены допущенные организационные и методические ошибки.

      Решено провести в июне. соревнования спиннингистов, в июле удильщиков, в сентябре - кружочников и по первому льду - по подледному лову.

      Помимо этого, секция будет работать над дальнейшим объединением рыболовных секций ДСО, пропагандировать рыболовный спорт путем чтения лекций по рекомендованной всесоюзной секцией тематике.

      Одна из основных задач на будущее-организация "Московского дома рыболовов-спортсменов", который станет основной базой для работы секции по всем направлениям.

      Агитационно-массовая комиссия Всесоюзной секции спортивного рыболовства разработала примерную тематику лекций, докладов, бесед, рекомендуемых для собраний городских и первичных коллективов рыболововспортсменов. Предусмотрено всестороннее разъяснение ряда вопросов, которые до сих пор, к сожалению, не получали систематического освещения, как, например, лечебно-профилактическое значение тренировки организма на рыбной ловле в различной метеорологической обстановке, во все времена года и соблюдение необходимых требований гигиены. Специальное внимание уделено приобретению спортсменом-рыболовом навыков, полезных в быту и труде.

      Ряд бесед должен быть отведен организационным вопросам: первичным коллективам рыболовов, организации коллективных и индивидуальных выездов и товарищеских встреч-соревнований, организации и работе рыболовных баз и клубов и т. д.

      Агитационно-массовая комиссия рекомендует также систематически устраивать лекции и беседы по вопросам охраны и воспроизводства рыб и делать подробные обзоры местных водоемов с характеристикой их флоры и фауны, а также приглашать научных работников для сообщений о том, что нужно знать рыболову-спортсмену о биологии и физиологии рыб.

      В лекциях и беседах, которые рекомендуется проводить на местах, должны найти себе постоянное место все вопросы техники и мастерства по отдельным видам спортивного рыболовства (спиннинг, нахлыст, поплавочные удочки, ловля на кружки, отвесным блесненьем, зимнее уженье на блесну, па жерлицы, на мормышку), а также сообщения о необходимом снаряжении рыболова-спортсмена и об обязательных мерах предосторожности.

      Разумеется, весь плац бесед и лекций предусматривает, что на таких собраниях будут присутствовать не толико более или менее опытные местные спортсмены, но и новичкн, люди всех возрастов и профессий, а особенно молодежь, которая должна приобрести прочные, культурные навыки советского рыболова-спорчсмсна.

      Рыболов-спортсмен, кн. 7

Авторизация  


0 Комментариев


Рекомендуемые комментарии

Комментариев нет

Гость
Добавить комментарий...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.

Загрузка...


×
×
  • Создать...